понедельник, 30 января 2012 г.

Питер Брейгель Младший (1564-1637)

Pieter Brueghel II (Brussels 1564-1637 Antwerp). The Adoration of the Magi. Oil on panel. 37.4 x 57.2 cm - Питер Брейгель Младший (Брюссель 1564-1637 Антверпен). Поклонение волхвов. Дерево, масло. 37,4 х 57,2 см

Pieter Brueghel II (Brussels 1564-1637 Antwerp). The Flemish Proverbs signed . Oil on copper. 49 x 66.2 cm - Питер Брейгель Младший (Брюссель 1564-1637  Антверпен).Фламандские притчи. Медь, масло. 49 х 66,2 см
Картины Брейгеля, что Младшего Питера, что Старшего узнаваемы по множеству изображённых людей - человечков, которые занимаются своим делом. Вот и на этой картине изображена фактически вся жизнь средневекового городка: кто-то печёт хлеб, кто-то копает землю, кто-то стрижёт овец, а кто-то людей. Каждый персонаж картины занят каким-то конкретным делом. 
В маленьком городке того времени все имели свою занятие и всем было известно к кому надо обращаться при необходимости что-то сделать,  починить или заказать. Сейчас сложнее, количество профессий таково, что не всегда можно найти нужного работника. Появилась даже специальная профессия - менеджер по персоналу, который занимается трудоустройством людей ищущих работу, и находит специалистов для тех кому нужно срочно закрыть вакансию.  Для того чтобы решить проблему достаточно просто обратиться к такому специалисту. 

Рисунки Томаса Роулендсона (1756-1827)

Thomas Rowlandson (London 1756-1827). Course de chevaux  . Pencil, pen and brown ink and watercolor. 22,8 x 18,6 cm Томас Роулендсон (Лондон 1756-1827). Скачки. Карандаш, перо, коричневая тушь и акварель. 22,8 х 18,6 см

Thomas Rowlandson (London 1756-1827). A busy day on the high street, Barnet, Middlesex. Pencil, pen,  brown ink and watercolour on paper. 28.6 x 46.3 cm Томас Роулендсон (Лондон 1756-1827).Напряженный день на Хай-стрит, Барнет, Центральный Эсекс. Карандаш, перо, коричневые чернила и акварель на бумаге. 28,6 х 46,3 см

Thomas Rowlandson (London 1756-1827). A squall in Hyde Park, London . Pencil, pen and brown ink and watercolor. 34.5 x 46.7 cm - Томас Роулендсон (Лондон 1756-1827).Шквал в Гайд-парке в Лондоне. Карандаш, перо, коричневая тушь и акварель. 34,5 х 46,7 см

Thomas Rowlandson (London 1756-1827). Dr Syntax at an auction. Pencil, pen and black ink and watercolour on paper. 26 x 41.3 cm - Томас Роулендсон (Лондон 1756-1827). Доктор Синтаксис на аукционе. Карандаш, перо, черные чернила и акварель на бумаге. 26 х 41,3 см
Торгуют люди на аукционах старым барахлом, чтобы получить копейки, а ведь куда проще дать  объявление отдам бесплатно и  не только избавится от  "чемодана без ручки", который жалко выбросить, а нести тяжело, но и сделать доброе дело  другим людям. 
Thomas Rowlandson (London 1756-1827). Figures outside a coaching inn . Pencil, pen and brown ink and watercolor. 29.2 x 44.1 cm - Томас Роулендсон (Лондон 1756-1827). Люди возле постоялого двора. Карандаш, перо,  коричневая тушь и акварель. 29,2 х 44,1 см

Thomas Rowlandson (London 1756-1827).The family gathering .  Pencil, pen,  ink and watercolour on paper. 21.6 x 26.7 cm - Томас Роулендсон (Лондон 1756-1827). Семейное торжество. Карандаш, перо, тушь, акварель на бумаге. 21,6 х 26,7 см

Thomas Rowlandson (London 1756-1827). Les baigneuses. Pencil  and watercolour on paper. 22.3 x 31.1 cm - Томас Роулендсон (Лондон 1756-1827).Купальщицы. Карандаш, акварель на бумаге. 22,3 х 31,1 см

Thomas Rowlandson (London 1756-1827). The market at Harborough . Pencil, pen and brown ink and watercolor. 21.6 x 29.3 cm - Томас Роулендсон (Лондон 1756-1827). На рынке в Харборо. Карандаш, ручка, коричневая тушь и акварель. 21,6 х 29,3 см
Сегодня базары утрачивают своё значение. Никто особо не хочет плестись в выходной день на рынок, чтобы найти там нужную вещь, ведь сейчас есть интернет, где можно найти купить или продать вещь, как говориться, из рук в руки. Продажа в Перми осуществляется без проблем.
Thomas Rowlandson (London 1756-1827).Outside the Angel Inn, Islington, London.  Pencil, pen,   ink and watercolour on paper. 21.5 x 33.5 cm - Томас Роулендсон (Лондон 1756-1827). У  постоялого двора "Ангел" в Ислингтоне, Лондон. Карандаш, перо, тушь, акварель на бумаге. 21,5 х 33,5 см

Thomas Rowlandson (London 1756-1827).Continental travel .  Pencil, pen,  ink and watercolour on paper. 21 x 31 cm - Томас Роулендсон (Лондон 1756-1827). Путешествия по континенту. Карандаш, перо, тушь, акварель на бумаге. 21 х 31 см
Сегодня по "континенту" никто не путешествует в конной повозке, даже на самые небольшие расстояние люди предпочитают перемещаться на автомобиле. А автомобили можно подобрать самые разные 24 авто ру Красноярск предлагает десятки моделей импортных и отечественных железных "коней"
Thomas Rowlandson (London 1756-1827). La Place de Mer, Antwerp . Pencil, pen and  ink and watercolor. 40.6 x 55.3 cm - Томас Роулендсон (Лондон 1756-1827). Пляс-де-Мер, Антверпен. Карандаш, перо,  чернила и акварель. 40,6 х 55,3 см

воскресенье, 29 января 2012 г.

Эдгар Дега (1834-1917) - Танцовщицы в жёлтых пачках

Edgar Degas (1834-1917). Danseuses jupes jaunes (Deux danseuses en jaune). Pastel and charcoal on joined paper. 60.2 x 42.4 cm. Executed circa 1896 - Эдгар Дега (1834-1917). Танцовщицы в жёлтых пачках. Пастель, уголь на пористой бумаге. 60,2 х 42,4 см. Исполнено около 1896 года. 
Из книги "Великие музеи мира - 5. Музей Орсе:
"Одна из самых излюбленных тем Эдгара Дега это, конечно, балерины. Далёкий от увлечения грацией танца или их красотой, Дега изучает балерин как будто  это маленькие автоматы или движущиеся механизмы. Художник анализирует их   хрупкую анатомию в странных поворотах, пытась ухватить их жесты во всей сложности." 
"Художник заинтересованным взглядом изучает забавные, иногда не очень грациозные движения балерин" одну из них он изображает поправляющей свою блузку.
Edgar Degas (1834-1917). Trois danseuses (Jupes jaunes, corsages bleus) . Pastel and charcoal on paper laid down on thin card. 56.2 x 50.8 cm. Executed circa 1896 - Эдгар Дега (1834-1917). Три танцовщицы (желтый юбки, синие блузки ). Пастель и древесный уголь на бумаге лежащей на  картоне. 56,2 х 50,8 см. Исполнено около 1896 года
Картины Эдгара Дега пользуются чрезвычайно высоким спросом. Музеи мира усиленно ищут спонсоров для приобретения работ великого импрессиониста. Также картины покупают частные коллекционеры для собственных галерей. Первая из представленных здесь картин была приобретена нынешним владельцев за 8 миллионов 700 тысяч долларов, вторая - за 7 миллионов 788 тысяч. 

Если сравнить стоимость полотен Дега со стоимостью квартиры в Челябинске, то сразу станет ясно, что одного полотна вполне достаточно, чтобы самую дорогую квартиру (ок. 5 млн. руб.) и ещё останется на приобретение жилья в Москве и любом другом городе России.
Доска объявлений Красноярск 24 даёт возможность не только выбрать то, что продаётся другими, но и поместить бесплатное объявление о том, что продаёшь или ищешь сам, от недвижимости и автомобилей до разных мелочей типа коллекционных игрушек.

суббота, 28 января 2012 г.

Питер Брейгель Младший ( 1564-1637)

Pieter Brueghel II (Brussels 1564-1637 Antwerp). Le repas de paysans. Oil on panel. 43,3 x 58,8 cm -Питер Брейгель Младший (Брюссель  1564-1637   Антверпен ). Крестьянская еда. Дерево, масло. 43,3 х 58,8 см


Pieter Brueghel II (Brussels 1564-1637 Antwerp). The Payment of Tithes. Oil on panel. 55 x 87 cm - Питер Брейгель Младший ( Брюссель   1564-1637 Антверпен). Выплата десятины. Дерево, масло. 55 х 87 см
На мой взгляд, весьма интересная картина. Сейчас трудно себе представить как в средние века осуществлялся сбор налогов и что собой представляла тогдашняя бухгалтерия. Ни какой  тебе 1С, ни кассовых аппаратов, никого не интересовала регистрация ккм в налоговой. Всё было просто и понятно: выплатил десятину церкви, отдал оброк феодалу и свободен, до следующего года. Ну или почти свободен. Потому как надо и на хозяина поработать, за "так". 
А если заболел, то может быть хозяин и смилуется и не заставит отрабатывать, однако тогда точно не стоило рассчитывать на пособите по нетрудоспособности, это, конечно, если выздоровеешь, потому как медицина тогда была тоже очень своеобразная.

пятница, 27 января 2012 г.

Ив Брейер (1907-1990)

Yves Brayer (1907-1990). La place Notre-Dame des Victoires sous la neige. Oil on canvas. 71.2 x 91.5 cm. Painted in 1945 - Ив Брейер (1907-1990). Площадь Нотр-Дам-де-Виктуар в снегу. Холст, масло. 71,2 х 91,5 см. Написано в 1945 году 

Yves Brayer (1907-1990). Le depart de la Course du Palio. Oil on canvas. 38 x 45.8 cm. Painted in 1970 - Ив Брейер (1907-1990).Начало гонки Палио. Холст, масло. 38 х 45,8 см. Написано в 1970 году -  

Yves Brayer (1907-1990). Vue de Gordes . Oil on canvas. 65.2 x 81.3 cm. Painted in 1969 -Ив Брейер (1907-1990). Вид Гордеса. Холст, масло. 65,2 х 81,3 см. Написано в 1969 году
Юг Франции - чудесное место для художников и просто путешественников. Масса красивейших видом и исторических мест. Особенно удобно здесь путешествовать на собственном автомобиле, конечно, здесь надо строго соблюдать правила дорожного движения, чтобы не кормить французских ажанов.  Ну, а  подходящую "лошадку" можно выбрать среди автомобилей в Нижнем Новгороде какой-нибудь Renault или Peugeot, чтобы не выделяться или наоборот, что-нибудь совсем крутое, к примеру Хаммер или Lamborghini Беларусь.
Yves Brayer (1907-1990).Le fort Villeneuve-les-Avignon sous la neige. Oil on canvas. 73.6 x 100.4cm. Painted in 1962 - Ив Брейер (1907-1990). Форт Вильнев-ле-Авиньон в снегу. Холст, масло. 73,6 х 100.4cm. Написано в 1962 году

Yves Brayer (1907-1990).Les Alpilles en ete. Oil on canvas. 54 x 64.8 cm - Ив Брейер (1907-1990). Альпы летом. Холст, масло. 54 х 64,8 см

Yves Brayer (1907-1990). L'Eglise de Pollenza Majorque. Oil on canvas. 81 x 65 cm. Painted in 1968 - Ив Брейер (1907-1990). Церковь Польенса на Майорке. Холст, масло. 81 х 65 см. Написано в 1968 году  
Чудесный южный остров у берегов Испании, в котором снег выпадает раз в десять лет, а всё остальное время можно проводить на пляже. Впрочем местные жители предпочитают общаться в вечернее и ночное время, а жарким днём в у них сиеста, спят как сурки. Однако даже там без отопления не обойтись.  Потому, что иначе дома будет разъедать сырость. А сели им нужно отопление, то время от времени приходится менять оборудование для котельных.
Yves Brayer (1907-1990). Rue en Espagne. Oil on canvas. 65 x 54 cm. Painted in Almunecar, 1970 - Ив Брейер (1907-1990). Улица  испанского города. Холст, масло. 65 х 54 см. Написано в Альмунекаре, в 1970 году

четверг, 26 января 2012 г.

Анна Петровна Остроумова-Лебедева (1871-1955) - "Бобби"

Анна Остроумова-Лебедева (1871-1955). Бобби. Линогравюра  на рисовой бумаге. 37,8 х 27,3 см. Исполнено в 1925 году - Anna Ostroumova-Lebedeva (1871-1955). Bobbi . Linocut in black, greenish-grey and pink on Japan paper with mica. 37.8 x 27.3 cm. 1925

Анна Петровна Остроумова-Лебедева (1871-1955). Бобби на веранде. Карандаш, серый смывка и акварель на бумаге. 16,2 х 21,3 см. 1920-е - Anna Ostroumova-Lebedeva (1871-1955). Bobbi on the veranda . Pencil, grey wash and watercolor on paper. 16.2 x 21.3 cm
Бывает, что  домашние любимцы становятся причиной аллергических заболеваний у людей, особенно - у детей. Специалисты именно домашних питомцев считают аллеггенами первой категории. Первым признаком аллергической реакции является раздражение кожных покровов или слизистой оболочки, что очень неприятно. Поэтому прежде чем, как привести животное в дом не лишне проверить насколько это безопасно для живущих там людей,особенно детей. Как и почему это нужно делать, а также как справится с этой проблемой рассказывает специальная отрасль медицины - аллергология.  

среда, 25 января 2012 г.

Рисунки Томаса Роулендсона (1756-1827)

Thomas Rowlandson (London 1756-1827).The parson and the maid. Pencil, pen,   ink and watercolour on paper. 27.9 x 21 cm - Томас Роулендсон (Лондон 1756-1827). Пастор и горничная. Карандаш, перо, тушь, акварель на бумаге. 27,9 х 21 см
Да, нелегко в Англии XVIII века приходилось молодым девушкам, тогда найти приличную работу и достойный заработок было не просто. Однако в XXI веке с поиском работы особых проблем нет, для тех же, кто поменьше хочет общаться с работодателем предлагается работа в Казани на дому. Оченеь удобно молодым мамам.
Thomas Rowlandson (London 1756-1827). The Quack Dr. Humbug gives advice gratis. Pencil, pen and brown ink and watercolor. 30.1 x 23.7 cm - Томас Роулендсон (Лондон 1756-1827). Шарлатан доктор Хумбуг дает бесплатный совет. Карандаш, ручка и коричневой тушью и акварелью. 30,1 х 23,7 см 

Thomas Rowlandson (London 1756-1827). Dr. Brodum and his Assistant at Work Pro Publico bono . Pencil, pen and brown ink and watercolor. 23.2 x 18.5 cm - Томас Роулендсон (Лондон 1756-1827). Доктор Бродум и его помощник на Работе Про Публико Боно. Карандаш, ручка и коричневой тушью и акварелью. 23,2 х 18,5 см

Thomas Rowlandson (London 1756-1827).I could have travelled much cheaper by the opposition coach .  Pencil, pen, grey ink and watercolour on paper. 13.4 x 8.9 cm - Томас Роулендсон (Лондон 1756-1827). Я, возможно, заплатил бы  намного меньше, путешествуя в карете оппозиции. Карандаш, ручка, серые чернила и бумага, акварель. 13,4 х 8,9 см

Thomas Rowlandson (London 1756-1827). Matthew Bramble's trip to Bath. The Rout  .  Pencil, pen, brown ink and watercolour on paper. 12.7 x 19 cm - Томас Роулендсон (Лондон 1756-1827). Мэтью БрэмблюПоездка на воды: Раут. Карандаш, ручка, коричневые чернила, акварель на бумаге. 12,7 х 19 см

Thomas Rowlandson (London 1756-1827). Matthew Bramble's trip to Bath. The Consultation. Pencil, pen and brown ink and watercolor. 21.2 x 33.3 cm -Томас Роулендсон (Лондон 1756-1827). Мэтью Брэмбл. Поездка на воды: Консультации. Карандаш, ручка и коричневой тушью и акварелью. 21,2 х 33,3 см
Во времена Роулендсона ещё не придумали подгузники и поэтому эта тема не нашла отражения в его рисунках. Сейчас же хорошие подгузники используются не только детьми, но даже суровыми мужиками из спецназа, которые часами сидят в засаде. Однако всё же детям товары из магазина японских подгузников и других товаров для детей http://www.malepusik.ru/  больше подходят. 

вторник, 24 января 2012 г.

Школа Фонтенбло - Габриэль д'Эстре и её сестра, герцогиня Виллар

School of Fontainebleau, c. 1600. Gabrielle d'Estres and her sister, the duchess of Villars. Oil on canvas. 57.5 x 72.1 cm - Школа Фонтенбло, около 1600 года.  Габриэль д'Эстре и её сестра, герцогиня Виллар. Холст, масло. 57,5 х 72,1 см
Данная картина, выставленная на продажу аукционом Кристи, по всей вероятности является несколько видоизменённым повтором или, наоборот, первым вариантом, известной картины из собрания Лувра:
Школа Фонтенбло - Габриэль д'Эстре с сестрой. Конец XVI века. Дерево, масло. 96 х 125 см. В коллекции Лувра с 1937 г.
Из книги "Великие музеи мира т. 2. Лувр ":
"В начале XVI века Франциск І решил превратить старинный средневековый замок Фонтенбло в пьшпную королевскую резиденцию, положив начало ряду работ по украшению замка. Это потребовало привлечения многих ремесленников и художников, приглашенных в основном из Италии. Созданный ими стиль постепенно стал основным течением французского искусства. Некоторые из его особенностей - лиризм, элегантность линий, восхищение вкусами и темами итальянского искусства, широкие пейзажи, населенные удлиненными фигурами - оставались неизменными на протяжении последующих веков. К середине XVI века усилилась активность французов, авторов изысканных и колких картин, изображавших в мифологическом ключе королевских придворных. Неизвестному французскому художнику обязаны своим существованием два загадочных обнаженных женских существа, помещенных, по обычаю того времени, в общую ванну. Композиция строится при помощи балдахина со шторами, раздвинутьіми, чтобы показать двойной портрет. Фон представляет собой домашнюю гостиную, где женщина шьет, сидя возле большого зажженного камина. Две фигуры холодны и белы, как слоновая кость. Их окружает таинственная атмосфера, наполненная символами: жест сестры, прикасающейся к груди Габризль, зто намёк на зачатие и на ожидаемый брак с Генрихом IV. Работа может датироваться 1596 годом, когда Габризль, возлюбленная короля, ждала ребёнка. Во всяком случае, картина написана не позднее 1599 года - дата смерти Габризль при родах."


Жил да был один человек, и был у него сайт, и занимался человек всякими его оптимизацией и продвижением, но методы эти были сомнительными, и его сайт всегда рисковал оказаться в бане Яндекса. А в ноябре 2011 года человек проснулся, а старые методы оптимизации и продвижения совсем неактуальными стали, после того, как Яндекс заявил о смене поисковых алгоритмов. Что же делать человеку в такой ситуации? Пошел он к знакомому фрилансеру, и заплатил ему денег, и сделал этот самый фрилансер все еще хуже, чем было. Совсем закручинился было человек, но тут один другой умный человек посоветовал ему не заниматься всякой ерундой вроде оптимизации и продвижения, а сделать сам сайт приятным и удобным для пользователя, наполнить его полезной и актуальной информацией, усовершенствовать дизайн... Воспользовался человек умным советом, и с тех пор живет припеваючи, и сайт его в топе Яндекса находится, и прибыль ему приносит.

понедельник, 23 января 2012 г.

Франсуа Буше (Париж 1703-1770) - 6 не самых известных картин

François Boucher (Paris 1703-1770). The Little Gardener. Oil on canvas. 46.5 x 38 cm - Франсуа Буше (Париж 1703-1770). Маленькая садовница. Холст, масло. 46,5 х 38 см

François Boucher (Paris 1703-1770). The Little Shepherdess. Oil on canvas. 46 x 37.8 cm - Франсуа Буше (Париж 1703-1770).Маленькая пастушка. Холст, масло. 46 х 37,8 см

François Boucher (Paris 1703-1770). Autumn . Oil on canvas. 110.5 x 119.4 cm - Франсуа Буше (Париж 1703-1770). Осень. Холст, масло. 110,5 х 119,4 см

François Boucher (Paris 1703-1770). Rest on the hunt. Oil on canvas. 46.3 x 36.1 cm - Франсуа Буше (Париж 1703-1770). Отдых на охоте. Холст, масло. 46,3 х 36,1 см

François Boucher (Paris 1703-1770). The Little Alchemist, or Allegory of Chemistry. Oil on canvas. 62.5 x 51.5 cm. 1769 - Франсуа Буше (Париж 1703-1770). Маленький алхимик, или Аллегория химии. Холст, масло. 62,5 х 51,5 см. Исполнено в 1769 году

François Boucher (Paris 1703-1770). Venus and Putti. Oil on canvas. 58.4 x 75.5 cm. 1761 - Франсуа Буше (Париж 1703-1770). Венера и Путти. Холст, масло. 58,4 х 75,5 см. Исполнено в 1761 году

воскресенье, 22 января 2012 г.

Корнель де ла Хэй, прозваный Корнелем де Лион (Лион Гааге 1500-1575)

Corneille de la Haye, called Corneille de Lyon (The Hague 1500/10-1575 Lyon) Portrait of a bearded man. Oil on panel 6¾ x 5 3/8 in. (17.1 x 13.7 cm.)- Корнель де ла Хэй, прозваный Корнелем де Лион (Гаага 1500/10-1575 Лион) Портрет бородатого мужчины. Дерево, масло. 6 ¾ х 5 3 / 8 дюйма (17,1 х 13,7 см).

Corneille de la Haye, called Corneille de Lyon (The Hague 1500/10-1575 Lyon). Portrait of the duc d'Etampes,  in a black tunic with a gold chain, white collar and plumbed black hat . Oil on panel. 16.5 x 13.7 cm - Корнель де ла Хэй, прозваный Корнелем де Лион (Гаага 1500/10 -1575 Лион). Портрет герцога д'Этамп, в черном колете с золотой цепочкой и белым воротничком и сдвинутой черной шляпе . Дерево, масло. 16,5 х 13,7 см

Corneille de La Haye, called Corneille de Lyon (The Hague 1500-1575 Lyons) Portrait of Charles de la Rochefoucauld (1525-1562), seigneur de Randan, in a slashed doublet, black coat and feathered cap. Oil on panel. 6½ x 5 1/8 in. (16.4 x 13.1 cm.). - Корнель де ла Хэй, прозваный Корнелем де Лион (Гаага 1500-1575 Лион) Портрет Шарля де Ларошфуко (1525-1562), сеньора де Рандан, в полосатом дублете, чёрном камзоле и шапке с пером. Дерево, масло. 6 ½ х 5 1 / 8 дюйма (16,4 х 13,1 см)..

Corneille de La Haye, called Corneille de Lyon (The Hague 1500-1575 Lyons) Portrait of Renée de France (1510-1574), in a white dress with red sleeves, with a jewelled necklace and a head-dress. Oil on panel. 6 3/8 x 5 1/8 in. (16 x 13 cm.) - Корнель де ла Хэй, прозваный Корнелем де Лион (Лион Гааге 1500-1575). Портрет Рене де Франс (1510-1574), в белом платье с красными рукавами, с украшенным драгоценными камнями ожерелье и головной убор. Дерево, масло. 6 3 / 8 х 5 1 / 8 дюйма (16 х 13 см).
Портреты написанные старыми мастерами доносят до нас не только лица людей, но и моду  времени, когда ещё не было изданий, из которых мы узнаём все о моде, стиле и дизайне, именно поэтому эти портреты очень важны особенно для людей которые пишут книги на исторические темы или снимают историческое кино.  

суббота, 21 января 2012 г.

Илларион Михайлович Прянишников (1840-1894) - "Аллегория музыки"

Илларион Михайлович Прянишников (1840-1894). Аллегория музыки. Карандаш, акварель на бумаге. 28,5 х 20,9 см - Illarion Mikhailovich Prianishnikov (1840-1894) . Allegory of Music. Pencil and watercolour on paper. 28.5 x 20.9cm

пятница, 20 января 2012 г.

Н и к о л а й Г е : жизнь в поисках истины

По музеям и выст авочным залам
Н и к о л а й Г е : жизнь в поисках  истины
Наталия Толстая, учёный секретарь Государственной Третьяковской галереи.

Выставка «Что есть истина?», открытая в Третьяковской галерее к 180-летнему юбилею Николая Николаевича Ге (1831—1894), оказалась как нельзя более актуальной сейчас, когда следование собственному творческому пути, открытие нового языка искусства, невовлечённость в мейнстрим художественного процесса оказываются всё так же, как в конце XIX века, чреваты непониманием публики, ревностным неприятием коллег и цензурными запретами.
Необычной фамилией художник обязан иммигрировавшему в Россию во время Великой французской революции дворянину Matieu de Gay — своему прадеду. Отец художника, с уже вполне русским именем Николай Осипович, был военным. Николай Николаевич Ге родился в 1831 году в Воронеже. Детство его прошло в поместье отца на Украине. Окончив Киевскую гимназию, где преподавал известный историк Н. И. Костомаров (через двадцать пять лет Ге напишет портрет своего учителя), юноша поступил на математическое отделение философского факультета Киевского университета, затем перевёлся на тот же факультет в Санкт-Петербургский университет.
Аэндорская волшебница вызывает тень Самуила (Саул у Аэндорской волшебницы). 1856. Холст, масло. Государственный Русский музей.
Молодой студент-математик был в восторге от картины Карла Брюллова «Последний день Помпеи» и, как только переехал из Киева в Петербург, стал посещать вечерние классы Академии художеств, а затем, оставив университет, перевёлся в академию.
На открытие выставки приехал из Швейцарии
Кристоф Больман, спасший рисунки Н. Н. Ге.
Фото Игоря Константинова.
Ге пишет первые академические работы, ничем не отличающиеся от массовой историко-мифологической продукции, против которой спустя всего несколько лет станут протестовать его будущие друзья — передвижники. Единственное, что выделяет живопись молодого художника этого раннего периода, — контрастное драматическое освещение, сродни тому, что Караваджо внёс в академическую живопись Италии XVII века. Получив за картину «Аэндорская волшебница вызывает тень Самуила» большую золотую медаль и право пенсионерской поездки за границу, Ге вместе с женой отправляется в Италию.
Они прожили в этой стране тринадцать лет. В Италии родились их дети.
Когда изучаешь события жизни Ге, невольно обращаешь внимание на то, что он всегда или опаздывал, или опережал массовый вкус и направление работы других художников, оставаясь одинокой фигурой не только в русском, но и в европейском искусстве.
Пейзажи, созданные Ге в Италии, — последний вздох романтического отношения к природе. Горы, озёра, цветущие деревья, морские закаты и архитектурные задники жанровых сцен — вполне в духе романтической продукции европейских художников, работавших в Италии в первой половине XIX века. Но вдруг на фоне этих милых и, несомненно, имевших коммерческий успех работ возникают эскизы и большие исторические полотна совсем другого характера.
Николай Ге поклонялся Брюллову, в Риме посетил мастерскую Иванова. Но первый оригинальный замысел — «Тайная вечеря» (1863) — никак не связан с влияниями Брюллова и Иванова. Здесь контрастная светотень доходит до апофеоза, когда один из главных персонажей картины — Иуда — полностью оказывается захваченным тенью, загородив собой источник света. Всё в этой картине выражено не иллюстративно, а пластически. Именно владение универсальным художественным языком отличало Ге от многих собратьев-передвижников, слишком привязанных к российским проблемам и сюжетам. Несомненно, для Ге сюжет, текст, тоже был очень важен, но, подобно Александру Иванову, он выбирал, как правило, «сюжет всемирный» и, даже когда касался национальных исторических проблем, оставался лаконичным в композиции, которая сразу считывалась как конфликт двух личностей, двух стихий, двух фактур. И хотя в «Тайной вечере», порывая с иконографической традицией, он придал лицу Христа черты Герцена, с которым встречался в Италии, а апостола Петра — свои собственные, главное содержание картины не зависит от времени и места.
Тайная вечеря. 1863. Холст, масло. Государственный Русский музей.
Одновременно с появлением картины Ге в Париже была издана книга Жозефа Эрнеста Ренана «Жизнь Иисуса». Через год книга появилась и в русском переводе. Написанная с позиции критически настроенного историка, книга показывала Христа, скорее, как сына человеческого, чем как богочеловека. Этот исторический труд оказал огромное влияние на мировоззрение всей читающей публики второй половины XIX века. Так соединение актуальности затронутой темы и творческой эмансипации живописца принесло картине «Тайная вечеря» большой успех: Ге получил звание профессора Академии художеств, минуя звание академика, а картину приобрели для музея академии.
Вестники Воскресения. 1867. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея.
Следующей крупной работой на евангельский сюжет стало созданное в 1867 году полотно «Вестники Воскресения». В письме писателю Н. Г. Гарину Ге так описал её содержание: «Мария Магдалина стала заревом иного света, встречая у самого источника мрачный образ тьмы, уже сравнением вступает в борьбу и тем самым начинает ряд побед — историю свободы человека, венчанную в воскресении сына человеческого». Художник снова мыслит свою композицию в категориях света и мрака, однако здесь он пошёл дальше по пути преодоления академической выучки, результатом чего стали непонимание и оскорбительные отзывы о картине, опередившей на пару десятилетий появление символизма в европейской живописи.
Картину «В Гефсиманском саду» (1869), в которой есть предвосхищение цветового драматизма живописи М. А. Врубеля, также посчитали «неумелой». И чем более Ге развивал свою индивидуальную экспрессивную манеру, тем более он казался публике и критике неловким и небрежным.
Каррара. 1868. Холст, масло. Таганрогский художественный музей.
В 1870 году начинается новый этап и в жизни и в творчестве Н. Н. Ге: он окончательно возвращается в Россию из Италии и становится одним из учредителей Товарищества передвижных художественных выставок. Как бывшего математика, его выбирают казначеем. Объединившись, художники обрели финансовую независимость, так как входная плата за посещение выставок распределялась между экспонентами. Профессор Академии художеств Николай Ге обращается к сюжетам русской истории. Его исторические полотна почти каждый год появляются на выставках передвижников и широко обсуждаются российской публикой.
Перевозка мрамора в Карраре. 1868. Холст,масло. Государственный Русский музей
Одним из «гвоздей» первой выставки передвижников стала картина «Пётр I допрашивает царевича Алексея Петровича в Петергофе». Антагонизм образов энергичного Петра и безвольного, покорного Алексея поддерживается психологической дуэлью их взглядов. Оба персонажа картины введены историей в обстоятельства, где каждый из них — заложник. В характерах обоих есть чёрное и белое, как в шахматном рисунке пола монплезирского дворца. Снова, совпав с настроением публики, с её жаждой национальных исторических сюжетов, Ге стал её кумиром. И. Н. Крамской писал об этом так: «Ге царит решительно. На всех его картина произвела ошеломляющее впечатление». Но уже следующие две исторические картины Ге («Екатерина II у гроба императрицы Елизаветы» и «А. С. Пушкин в селе Михайловском») не вызвали у зрителей такого восторга и были приняты почти равнодушно, даже с некоторым недоумением.
В Гефсиманском саду. 1869. Холст, масло. Ивановский областной художественный музей
Ге предпринимает неожиданный и вполне революционный поступок — в 1876 году оставляет Петербург и едет на купленный им хутор Ивановский Черниговской губернии. Уезжает навсегда. Причину этой жизненной перемены он объяснял так: «Четыре года жизни в Петербурге и занятий искусством, самых искренних, привели меня к тому, что жить так нельзя. Всё, что могло бы составить моё материальное благосостояние, шло вразрез с тем, что мною чувствовалось на душе… Так как искусство я просто люблю как духовное занятие, то я должен отыскать себе способ независимо от искусства. Я ушёл в деревню. Я думал, что жизнь там дешевле, проще, я буду хозяйничать и этим жить, а искусство будет свободно…»
В новых обстоятельствах последнего периода жизни Ге снова возвращается к той теме, которая была ему ближе всего, — к евангельской истории, а также впервые после Италии пишет пейзажи. Его ночные украинские этюды имеют в большинстве своём характер набросков, но их колорит вызывает в памяти работы Врубеля, высоко ценившего искусство Ге. Вместе с женой Надеждой Ивановной Забело, родной сестрой невестки Ге Екатерины Ивановны, Врубель гостил на хуторе Ивановском уже после смерти хозяина и даже работал в его мастерской.
Портрет неизвестной в голубой блузе (Еврейка). 1868. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея.
Соприкоснувшись с подлинной крестьянской жизнью на хуторе, Ге создал и свой, непохожий на идеализированный народнической мыслью образ человека из народа. На его портретах того времени помимо родных и знакомых — крестьяне: мужики, девушки, дети. По меткому наблюдению исследователя творчества Ге Т. Л. Карповой, в своих крестьянских моделях Ге отмечает их «косноязычие».
Портрет А. И. Слюсаревой (Гапка с волами). 1875 (?). Холст, масло. Тульский музей изобразительных искусств
Психолог Ге не может прочесть то, что силятся сказать его модели, — их язык невербален. Как сильно отличаются эти образы от портретной галереи писателей и представителей интеллигенции, которых Ге писал в Петербурге, в которых, при сдержанности поз и почти полном отсутствии жестов, ощутимы большая душевная работа, целые миры. Эта социальная, классовая дистанция, которую передвижники старались не замечать или камуфлировать, у Ге превратилась в бездну.
Последние без малого двадцать лет жизни художник посвятил главному делу своей жизни — созданию «Страстного цикла».
Портрет И. Доманже. 1868. Холст, масло.Государственная Третьяковская галерея.Иосиф Доманже, участник революции 1848 года во Франции, иммигрировал в Италию, был учителем детей художника во Флоренции.
Первой работой Ге, открывшей широкую полемику среди любителей искусства и собратьев-художников, стала картина «Что есть истина?» Христос и Пилат (1890). Появление её связано для художника с очередной драмой: «Что есть истина?» написана поверх картины «Милосердие» (1879), вызвавшей раздражение и неприятие публики. У картины было и второе авторское название «Не Христос ли это?», и она прямо ссылалась на текст Евангелия от Матфея, который Ге поместил на раме: «Поелику вы сделали сие одному из сих братьев моих меньших, то сделали мне». И эта смелая ссылка на евангельский текст, и «неумелость», в которой упрекали художника, стали причиной того, что картину Ге увёз на хутор и уничтожил, и теперь она известна только по фотографии. На этом холсте и написана знаменитая работа «Что есть истина?», которую ждал тоже не самый тёплый приём публики.
Старик крестьянин. 1880-е. Этюд. Холст, масло. Киевский музей русского искусства.
Несомненно, картины и рисунки, связанные с крестными муками Христа, родились не без воздействия на художника ближайшего друга последних лет его жизни — Л. Н. Толстого. В чём-то Ге даже оказался более острым, чем великий Толстой: его видение ужаса и одиночества человека перед лицом смерти и чувство богооставленности в этот момент гораздо сильнее выражены в живописи и рисунках художника, чем в прозе писателя.
Лунная ночь. Пруд на хуторе Ивановском. Конец 1880-х — начало 1890-х. Этюд. Холстна картоне, масло. Государственная Третьяковская галерея.
Кризис «остановки жизни», который Толстой описал в своей «Исповеди», переживал и Ге, поэтому они стали так близки друг другу. Последние двенадцать лет жизни Ге часто бывал у Толстого, жил в доме писателя в Хамовниках в Москве и в Ясной Поляне, помогал советами дочери писателя, начинающей художнице Татьяне Львовне, создал один из самых простых и правдивых живописных портретов Льва Николаевича, сидящего за письменным столом. Толстой очень ценил Ге и поддерживал его, особенно в поиске нового образа Христа. «Холсты расписывать много есть мастеров, а выразить те моменты евангельских истин, которые вам ясны, я не знаю никого, кроме вас», — писал художнику Лев Николаевич. Вслед за Толстым Ге стал вегетарианцем и отказался от собственности в пользу своей семьи. Научился он ремеслу печника. Однако Толстой не только постоянно побуждал художника заниматься искусством, но и поддерживал и защищал его произведения. В частности, после того как «Что есть истина?» была показана на передвижной выставке в Санкт-Петербурге и спустя несколько дней снята с неё по распоряжению градоначальника, Толстой добился альтернативного показа картины на частных квартирах не только в России, но и за границей. Таким образом, Ге стал ещё и предвестником ап-арта (квартирных выставок неофициальных советских художников 1970-х годов).
Портрет Л. Н. Толстого. 1884. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея
Толстой после неприветливого приёма картины «Что есть истина?» написал очень жёсткое письмо П. М. Третьякову, который, как и большинство, не понял произведения Ге: «…вы посвятили жизнь на собирание предметов искусства — живописи и собрали подряд всё для того, чтобы не пропустить в тысяче ничтожных полотен то, во имя которого стоило собирать все остальные. Вы собрали кучу навоза для того, чтобы не упустить жемчужину. И когда прямо среди навоза лежит очевидная жемчужина, вы забираете всё, только не её. Для меня это просто непостижимо. Простите меня, если оскорбил вас, и постарайтесь поправить свою ошибку, если вы видите её, чтобы не погубить всё своё многолетнее дело». Авторитет Толстого был столь велик, что Третьяков, вопреки своему вкусу и вкусу своих близких, вопреки даже собственному правилу не слушать сторонних советов, картину купил. Однако поздних произведений Ге собиратель не понимал, некоторые из них называл «нехудожественными».
Распятие. 1894. Холст, масло. Местонахождение неизвестно (ранее картина находилась в собрании сына художника Н. Н. Ге в Швейцарии). Фото опубликовано в Каталоге выставки.
(Из журнала «Всемирная Иллюстрация» №1237-1892 г.:
Искусства
- Новая картина Н.Н. Ге. Известный профессор живописи Н.Н. Ге, почти безвылазно живущий в своём имении близ ст. Плиски курско-киевской жел.дороги, оканчивает новую картину на громадном полотне, над которой работает уже в течение пяти лет. Новая картина Н.Н. Ге. Предназначаемая им для предстоящей передвижной выставки, изображает распятие Христа и воспроизводит момент нравственного перерождения одного из разбойников, распятых вместе с Христом. По отзывам лиц, видевших картину в мастерской художника, она своей реальностью и глубиной мысли производит неотразимое впечатление.)

Картина «Что есть истина?» стала своеобразным «пробным шаром»: практически никого она не оставила равнодушным. Очень характерно, что многие просвещённые зрители, в том числе и Александр III, ценившие ранние картины художника, совершенно не понимали его поздних работ. При знакомстве с «Распятием» (1894) царь сказал: «…мы ещё кое-как это поймём, но народ… он никогда этого не оценит, это никогда не будет ему понятно». Удивительно, но насколько эти слова перекликаются со знаменитым ленинским высказыванием, что искусство должно быть понятным народу. В своём неприятии нового выразительного языка Ге сошлось большинство просвещённой публики, в том числе и многие художники. Редки были голоса тех, кому картина «Что есть истина?» понравилась, кто увидел в ней «величайшее явление не только в живописи, но и в области философии истории».
Следующие картины «Cтрастного цикла»: «Совесть. Иуда» (1891) с пронзительно одинокой, освещённой мертвенным лунным светом фигурой Иуды. Лица его мы не видим, но сам силуэт говорит о мучительности выбора совести; «Суд синедриона. “Повинен смерти!”» (1892), где фигура Иисуса теряется среди торжественно и равнодушно шествующих мимо него первосвященников; «Распятие» (1892) с умирающим на кресте в муках Христом, в котором контраст тьмы и резкого бледного света подчёркнут неестественно-ядовитым зелёным цветом; «Голгофа» (1893), в ней Ге открывает новый язык живописной экспрессии, ту самую «живую форму», которую он неустанно искал в течение всей жизни.
Все эти картины, разбросанные по музеям разных стран, встретились на выставке и снова поражают зрителей опередившей свою эпоху экспрессией, своей «живой формой», выражающей «живое содержание» страданий Сына Человеческого.
Голгофа. 1893. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея.
Недавно, благодаря счастливому стечению обстоятельств, в собрание Третьяковской галереи поступили более 50 рисунков Н. Н. Ге, приобретённые за рубежом. В основном это подготовительные рисунки к страстному циклу, чуть было не пропавшие после смерти сына художника Николая Ге-младшего. Их купил на блошином рынке в Швейцарии в 1950-х годах молодой тогда архитектор Кристоф Больман. Рисунки лежали на полу, ненужные никому, на некоторых даже оставались отпечатки подошв. Имя художника Ге в Европе, несмотря на все усилия сына по его популяризации, осталось неизвестным, сюжеты рисунков не привлекали покупателей. Теперь, когда на выставке эти рисунки встали в один ряд с известными картинами, можно проследить замысел художника в развитии. Некоторые листы содержат редкие по остроте портретные характеристики, другие дают представление об особенностях построения композиции. Хотя Ге нельзя признать виртуозным рисовальщиком, он в рисунке, как и в живописи, скорее, пытался передать светотеневые соотношения. Приобретение рисунков и юбилейная выставка в целом раздвигают наше представление о художнике Николае Николаевиче Ге.
Иуда. Набросок. Серый картон, уголь. Рисунок очерчен химическим карандашом. Государственная Третьяковская галерея. Вместе с другими рисунками приобретён в 2011 году у К. Больмана
В его жизни и творчестве остались ещё белые пятна. Например, пока не установлено местонахождение последнего «Распятия» (1894). Ге умер вскоре после того, как эта картина была снята с очередной выставки по распоряжению Александра III. 
Художник похоронен рядом с женой Анной Петровной неподалёку от дома на хуторе Ивановском, где он провёл последние годы жизни. Родословное древо семьи продолжает расти и ветвиться. В художественном же отношении Ге остался фактически одинокой фигурой. Художники младшего поколения, оценившие его экспрессивную манеру, оказались невосприимчивы к его духовным исканиям. А порождение ХХ века — абстрактный язык живописи — и вовсе развело форму и содержание, о единстве которых так заботился Ге. Однако искусство Николая Николаевича Ге, очень искреннее, чистое, вневременное, и теперь ещё находит отклик в сердцах многих зрителей.
Выставка работает до 5 февраля.
«Что есть истина?» Христос и Пилат. 1890.Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея.
Пётр I допрашивает царевича Алексея Петровича в Петергофе. 1871. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея