Показаны сообщения с ярлыком Милан. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком Милан. Показать все сообщения

суббота, 11 марта 2017 г.

Орацио Джентилески (1563-1639) - «Прилёт ангела к мученикам Валериану, Тибурцию и Цецилии»

Орацио Джентилески (1563-1639). Прилёт ангела к мученикам Валериану, Тибурцию и Цецилии. Исполнено в 1607 г. Холст, масло 350 х 218 см C 1801 года в коллекции Пиканотеки Брера (Милан).
Из альманаха «Великие музеи мира» №29 «Пиканотека Брера. Милан»:
Зрелищная, впечатляющая картина Орацио Джентилески является прекрасным примером частичного возобновления идей Караваджо (нейтральный фон, диагональный свет, белая мантия ангела) в сочетании с ослепительным формальным изяществом и подробной передачей деталей костюма. Большая зеленая драпировка фона, красивая одежда персонажей, почти нереальная деталь бархатной подушки под коленями Цецилии, относятся к обычному репертуару тосканского художника. Алтарь первоначально находился в церкви святой Цецилии в Комо, где был документирован с 1607 года. Его историческое присутствие в Ломбардии следует рассматривать в свете развития ломбардской живописи XVII века, например, в контексте искусства Мораццоне. Этот эпизод, который не так легко доступен пониманию, повествует о браке между христианской Цецилией и язычником Валерианом. Появление ангела с венком знаменует союз двух молодых людей, обращение в христианство Валериана и его брата Тибурция (который изображен в нижней части). Намек на неизбежное мученичество молодых людей несет пальмовая ветвь в руках ангела. Орган, традиционный атрибут святой Цецилии, покровительницы музыкантов, поблескивает металлическими трубами.
Стефано Дзуффи

См. также:

суббота, 15 марта 2014 г.

Франческо ди Марко ди Джакомо Райболини, прозванный Франча (1450-1517)

Франческо Франча (Райболини). Богоматерь над телом Иисуса Фриста. Лондонская национальная галерея

Из журнала "Всемирная иллюстрация" № 273 1874 год:

Богоматерь над телом Иисуса Фриста;
картина Франческо Франча

Лондонская National gallery хранит несколько превосходных работ древне-итальянской живописи, скупленных в разное время от разных правительств и частных лиц. Возможностью иметь в каждую данную минуту свободные деньги, и иметь их в весьма почтенном количестве, обладает Англия более, чем всякое другое государство, и благодаря этому, музеи её занимают такое видное место в Европе. Богатством и разнообразием своих художников, Великобритания никогда не отличалась, и этот недостаток старалась пополнять приобретением работ иностранных мастеров и привлечением на свою почву самих художников.

Франческо Франча, по фамилии Райболини (1450-1517), относится к представителям старой Умбрийской школы, из которой вышел Рафаэль, и начал новую эру. Он был совершенным однолетком знаменитого учителя Рафаэля - перуджино, и вдвоём с ним составляет последнее слово Умбрийской школы, слово. развившееся с необычайною быстротой, в течение каких-нибудь 15 лет, в Рафаэле.

Сходство между Перуджино и Франча. работу которого мы воспроизводим, весьма значительное. как в общем характере сочинения. так и в колорите, и в содержании. Эти почтенные, прочувствованные, религиозно созданные фигуры, у обоих мастеров ещё не вполне отделались от того оцепенения, от того недостатка жизненной правды. которая отличала итальянское художество XIV века, когда оно впервые стало выходить их узаконенных и схематичных форм искусства византийского, служившего ему родоначальником. разница между обоими мастерами сказывается в самом характере основной мысли. Если Перуджино. в своих картинах религиозного содержания, был не прочь от известной доли сентиментальности, от сладковатости в выражениях лиц и в направлении линий, - Франча избегал этого и если слово реализм здесь уместно, то мы позволяем себе назвать Франча несравненно более реалистом. чем Перуджино.

Для того, чтобы познакомиться с Франча вполне основательно, надо посетить болонский музей и мюнхенскую пинакотеку, хранящие по нескольку его работ; но и предлагаемая нами вещь вполне ясно передаёт характер его живописи, хотя, конечно. не может передать той густоты и мягкости колорита, которые всегда присущи его вещам, и которых. в большей части случаев, не хватает Перуджино.

Передаваемая нами работа составляла прежде запрестольный образ одной из церквей города Лукки; позже перешла она во владение герцога Луккского и в 1840 году, при продаже его галереи, куплена для Лондонской National gallery, где и находится в настоящее время.
Франческо Райболини (Франча).Оплакивание Христа с двумя ангелами. Исполнено около 1490 г.Дерево, масло. 82,5 х 62 см. Национальная пинакотека в Болонье Взято из Академии изящных искусств, ранее в церкви святой Марии Милосердной..
Из журнала "Великие музеи мира" №15 "Болонья. Национальная пинакотека":

Картина представляла собой верхушку алтаря семейства Феличини, хранившегося в одноименной капелле церкви святой Марии Милосердной вплоть до ее разрушения. Капелла Феличини была расположена напротив капеллы Манцуоли, заказчика другого алтаря, написанного Франча в тот период и также хранящегося в болонской Пинакотеке: «Алтарь Манцуоли» или «Алтарь со щегленком». Первый великий художник болонской школы, который проводил собственную линию, независимую и узнаваемую внутри традиций, господствующих в тосканско-романской живописи, был ювелиром по профессии, который все свои работы с гордостью подписывал «мастер-ювелир Франча». Возможно, Франча был учеником Марко Дзоппо, или же, как утверждает болонский историк Мальвазиа, Андреа Мантеньи. В любом случае, он был одним из главных героев перехода от первой «сухой, сырой и режущей манеры» живописи XV века ко «второй манере», или же к «сладостному единству красок», что для Джорджо Вазари соответствовало «вступлению в эпоху Возрождения». Данная картина является одной из первых произведений Франча - художника, уже известного, как «мастер-ювелир». Линия рисунка, издали еще напоминающая о своем падуанском происхождении, но уже обновленная работой «Христос, которого держат ангелы» Джованни Беллини, обусловлена светом, который создает формы и погружает их в спокойное состояние высочайшего равновесия, определенного легкой диагональю, созданной совершенным телом Христа, поддерживаемого донателловскими ангелами, нежные образы которых напоминают портреты.
Франческо Райболини (Франча). Мадонна с Младенцем и святыми Иоанном Крестителем, Моникой, Августином, Франциском, Проклом, Себастьяном и заказчиком Бартоломео Феличини около 1490 г. Дерево, масло 189 х 164 см. Национальная пинакотека в Болонье. Из коллекции Академии изящных искусств, ранее в церкви святой Марии Милосердной.

Из журнала "Великие музеи мира" №15 "Болонья. Национальная пинакотека":

Творческая жизнь Франча протекала в непосредственной близости к семейству Бентивольо, правящему городом во второй половине XV века, вплоть до изгнания в 1506 году. Расписывая родовой дворец, грандиозный Домус Магна, разрушенный в XVI веке, и капеллу церкви святого Иакова, он сумел достичь при помощи уравновешивания композиции, звучания красок, благородной четкости рисунка уровня более современной итальянской живописи, которая, в то же время, воплощала вкус единственного правящего в городе семейства. Алтарь, «написанный маслом с величайшим усердием», по суждению Джорджо Вазари, был результатом первого важного заказа, полученного Франча в 1490 году (дата «1494», написанная на алтаре, впоследствии изменялась) по случаю свадьбы Доротеи Рингьери и ее двоюродного брата Бартоломео Феличини, состоявшейся в 1481 году.

В четкой и ясной последовательности расположены фигуры и архитектурные детали, начиная от Мадонны на троне со склоненной головой, над которой подвешен драгоценный медальон, давший название произведению: «Алтарь с драгоценностью». Картина написана в стиле раннего Франча, раскрывающего свое видение в гармонии с рассветным классицизмом, безукоризненным синтезом венецианской и феррарской культур с перуджийским искусством центральной Италии. Масштабная реставрация, произведенная в 60-е годы, показала наличие основательной перерисовки, осуществленной самим Франча примерно в 1510 году, которая была удалена при возврате алтарю стиля 90-х годов.
Спокойный полуденный свет юного Франча и его школы связывает XV век с, так называемым, затененным падуанским Возрождением, эпохой, которая расположилась между отклонениями от традиций, пришедшими с Севера, из Феррары и Венето, и торжественной ортодоксальностью, восстановленной в Болонье, благодаря реформации художников Карраччи.
Знаменитый ювелир, Франческо Франча в 1494 году создал серебряную икону для свадьбы тринадцатилетней Лукреции и Джованни Сфорца, самой знаменитой свадьбы конца века. В те годы ювелирное искусство имело огромное значение. По свидетельству Вазари, оно «было очень популярно» и стало причиной «тесной связи между ювелирами и художниками».
В 1481 году, по случаю свадьбы юной Доротеи Рингьери и ее кузена Бартоломео Феличини, Франча выполнил свадебную икону «Воскресение» в позолоченном и черненом серебре, которая сегодня находится в Пинакотеке. После свадьбы заказчик (он изображен на «Алтаре с драгоценностью») инициировал работы по строительству капеллы.
Франческо Франча. Благовещение 1505 г. Темпера и масло, перенесенные с дерева на холст. 237x227 см. Пинакотека Брера. Милан.
Из журнала "Великие музеи мира" №29 "Милан. Пинакотека Брера":

Изящная композиция написана болонским художником в 1505 году для церкви святого Франциска в Мантуе, городе, где его почитали как одного из самых знаменитых художников при дворе Гонзага. Интересно проследить различия этой картины с «Оплакиванием Христа» Мантеньи, также написанным в Мантуе, и «Венчанием Девы Марии» Рафаэля, созданным в то же время. Становится понятным, как Франческо Франча просто, обтекаемо и эффективно применил здесь модели Умбрии и Тосканы, эту «нежность единения цвета» (Вазари), которая стала почти общим языком итальянской живописи на рубеже XV и XVI веков, в преддверии «современной манеры». Жесты и выражения персонажей, спокойный тон религиозного повествования содержат отголоски примеров Перуджино (например, упорядоченное расположение архитектурных элементов). Только определенная настойчивость в драпировках и необычное освещение напоминают теперь о далекой школе художника из Эмилии, одного из любимых мастеров маркизы Мантуанской Изабеллы д'Эсте.
Франческо Райболини. Мадонна с младенцем и святыми Бенедиктом,Иустиной, Пласидо и Схоластикой. Исполнено около 1515 г. Доска, масло. 228х162 см. Национальная галерея. Парма.
Из журнала "Великие музеи мира" №15 "Парма Национальная галерея":

Происходит вместе с алтарным образом «Снятие с креста», также работы Франчи, из залы капитула аббатства Сан Джованни Эванджелиста в Парме; на панели, в соответствии с иконографической моделью «Святого Собеседования», в центре выверенной и гармоничной архитектурной конструкции изображена Мадонна с Младенцем, с ликом классической красоты, сидящая на мраморном троне, возле высоких ступеней которого располагаются четверо святых, слева св. Бенедикт и св. Иустина, св. Пласидо и св. Схоластика справа. Картина, по общему мнению, написана Франческо Франча и хронологически относится примерно к 1515 году, к последнему этапу деятельности болонского мастера, бывшего ведущей фигурой «раннего классицизма» и безупречно владевшего техникой исполнения, что видно в тонкости и тщательности проработки мельчайших деталей и слегка мечтательном спокойствии созданных им образов. Стиль Франчи, вобравший в себя достижения Фра Бартоломео и Мариотто Альбертинелли, приобретает кристальную ясность в изображении светящейся плоти Младенца Иисуса, в гармонической композиции со строго симметричным расположением святых, в скрупулезно выписанных драгоценных одеждах, в напоминание о том, что художник формировался как ювелир и медальер.
Ярким примером каллиграфического почерка Франчи, сформировавшегося еще в юношеском возрасте, может служить богатая застежка, усыпанная драгоценными камнями, украшающая облачение аббата Пласидо, святого, ставшего мучеником в Х1-м веке.

вторник, 14 мая 2013 г.

Карло Кривелли (ок. 1430-ок. 1495) - "Святой Себастьян"

Карло Кривелли (ок. 1430-ок. 1495). Святой Себастьян.  Исполнено в 1490-1500 гг. Темпера на доске. 49 х 16,6 см. Музей Польди-Пеццоли. Милан   

вторник, 9 апреля 2013 г.

Джованни-Батиста Пьяцетта (1683—1754)

Джованни-Батиста Пьяцетта (1683—1754). Непорочное Зачатие Богородицы и ангелы. Исполнено около 1744 - 1745 гг. Холст, масло. 235 х 185 см. Национальная галерея. Парма

Из журнала "Великие музеи мира" № 28 "Национальная галерея. Парма":

Картина находилась во второй капелле слева в церкви капуцинов в Парме. После того, как она побывала во Франции, ее приобрела галерея в 1840 году. В соответствии с иконографическим каноном Непорочного Зачатия Богородицы, который был в повсеместном употреблении с первой половины XVII-ro века, и очень соблюдался францисканским орденом, Дева изображена в соответствии с пророчествами Апокалипсиса, как новая Ева, со взглядом, обращенным в небеса, в белой тунике, ногами попирающая змея, держащего в пасти запретный плод. Вокруг нее выныривают из облаков головки херувимов и два относительно больших ангела: тот, что справа, кажется, ослеплен великолепием небесного явления, а другой, слева, изображен до пояса, с молитвенно сложенными руками. Эти две фигуры взяты художником из написанного им на несколько лет раньше «Успения Марии» сейчас находящегося в Лувре. Признанный шедевр искусства Пьяцетты хронологически может быть отнесен к середине сороковых годов XVIII-ro века, и остается одним из произведений, где венецианский мастер смог лучше применить свою обычную бедную цветовую гамму, почти целиком состоящую из коричневатых, бежевых, смягченных белых тонов, разделенных глубокими светотенями в складках одежд.

Змей-искуситель Евы изображался, в соответствии с иконографической традицией, с запретным плодом, зажатым в челюстях. Он должен быть раздавлен Богородицей, Матерью Искупителя, обещанного человечеству еще в Книге Бытия.

Джованни-Батиста Пьяцетта (1683—1754). Ребекка и Элиэзер у колодца. Исполнено в 1735-1740 гг. Холст, масло. 102x137 см Пинакотека Брера. Милан"
Из журнала "великие музеи мира" № 29 "Пинакотека Брера. Милан":

Произведение яркой световой отдачи, квинтэссенция образов венецианского театрального духа XVIII века, принадлежит к позднему этапу творчества художника. Этот период свидетельствует о характерном стилистическом повороте: постепенно, благодаря примеру творчества того же периода Джованни Баттиста Тьеполо, Пьяццета отказывается от сильных контрастов светотени, свойственных венецианским традициям XVIII века, обращаясь к диффузной яркости полуденных часов, в которую приятно погружены персонажи в современной одежде. Общая структура картины также становится более спокойной и плавной, без возбужденных жестов или пылкости барокко. Сюжетом картины является эпизод из Библии, сватанье Исаака, переданное Элиэзером красавице Ребекке, которая здесь, откровенно говоря, выглядит немного озадаченной. Тем не менее, эта тема из Ветхого Завета долго и удачно присутствует в живописи, предпочитая чисто светскую трактовку, с включением колоритных второстепенных фигур животных (добродушная простота коров в сочетании с легкой экзотикой в виде смешной морды верблюда).
Выбор стиля и техники Пьяццет-ты, совместно с другими великими венецианскими художниками XVIII века, является сознательным возвращением к моделям эпохи Возрождения, в частности, Паоло Веронезе, в четкой гармонии красок и форм, крупных и безмятежных фигур. 
Стефано Дзуффи
Джованни-Батиста Пьяцетта (1683—1754). Гадалка. Исполнено в 1740 г. Холст, масло. 154 x115 см Галерея Академии. Венеция
Из журнала "Великие музеи мира" № 13 "Галерея Академии. Венеция":

Будучи чуждым декоративной виртуозности рококо, изобразительный язык Пьяцетты основывается на поиске пластических и светотеневых эффектов, идущих от образцов «тенеброзо» и от обучения в Болонье у Джузеппе Мария Креспи. К середине 30-х годов, однако, палитра художника светлеет, он переходит к более яркой красочной гамме. С этой точки зрения «Гадалка» символична. Название полотна произошло от жеста женщины, повернутой спиной, которая, кажется, протягивает руку высокомерной простолюдинке, служащей темой доверительной беседы двух мужчин справа. Образ гадалки, ведущей себя вежливо, но слегка дерзкой с виду, захватывает своей художественной зрелостью. Верный интересу к световым эффектам, Пьяцетта отказывается от драматических контрастов ранних работ, чтобы усвоить изобразительный язык, ориентированный на получение тонких оттенков, ярких вариаций тона и несравненной полутени. Колорит, от теплых оттенков переднего плана до трепещущих голубых и зеленых красок в отдалении, весь пронизан светом.
Существует различное понимание фигуры гадалки. Она может служить намеком на первое любовное приключение одного из двух молодых людей справа или женщины, стоящей спиной, или, скорее, быть аллегорией венецианской коррупции, в одежде проститутки.
Лучия Импеллузо

четверг, 4 апреля 2013 г.

Карло Kappa (1881-1966) - «Муза Метафизики»

Карло Kappa (1881-1966). Муза Метафизики. Исполнено в 1917 г. Холст, масло. 90 х 66 см. Пиканотека Брера, Милан
Из журнала "Великие музеи мира" №29 "Пинакотека Брера. Милан":
В 1916 году, после памятной встречи с де Кирико, Савинио и Де Пизиса в военном госпитале в Ферраре, Карра фигурирует в начальном этапе движения метафизики, художественного авангарда итальянского искусства, наиболее важного культурного события эпохи Великой войны и фашизма. Динамичной и насыщенной жестикуляции футуризма, блестящим представителем которого был Карра, метафизика противопоставляет неподвижные, молчаливые, слегка тревожные, наполненные мечтой и фантазией, воображением, воспоминаниями о классицизме, отмеченные четким определением теней и света. Эта картина, которая считается важной вехой в творчестве художника, предлагает краткое обобщение интерпретации метафизики, предложенной Карра. Внутри угловатой и отвлеченной перспективы, картина представляет собой «невозможную» встречу персонажей, фон, предметы, которые свободно соотносятся в идеальной, молчаливой неподвижности. Нотки отчуждения, звучащие в холсте, связаны с безошибочным, но необъяснимым наличием предметов вне контекста и вне шкалы, определяемых острой точностью контуров, геометрическими формами и яркими цветами. Манекен, фигура-символ метафизики, доминирует в сцене, одетый в мешковатый костюм теннисиста.
Метафизика не должна рассматриваться как кошмарное бегство от реальности: Карра совершенно ясно и с иносказательной целью вводит в сцену карту Истрии и Карса, театра одного из самых ожесточенных военных действий в 1917 году, во время Первой мировой войны.
Стефано Дзуффи

вторник, 2 апреля 2013 г.

Якопо Пальма иль Веккьо (1480-1528) - "Портрет куртизанки"

Якопо Пальма иль Веккьо (1480-1528). Портрет куртизанки. 1520 ок. холст, масло. 87,4 х 73,5 см. Музей Польди-Пеццоли. Милан

суббота, 30 марта 2013 г.

Элеутерио Паджилиано (1826-1903)- "Происхождение Братства Милосердия во Флоренции"

Eleuterio Pagliano (1826-1903). L'origine della Compagnia della Misericordia in Firenze. 1857. холст, масло 98 х 121,5 см - Элеутерио Паджилиано (1826-1903). Происхождение Братства Милосердия во Флоренции. Исполнено в 1857 году. Холст, масло 98 х 121,5 см. Музей Польди-Пеццоли. Милан
На картине показан случай, который произошёл в пятнадцатом веке, и привёл к воссозданию Братства Милосердия. Основанное в тринадцатом веке, это братство среди своих задач имело погребение бедных. 
На холсте показан драматический момент, когда гражданин положил перед гонфалоньер в тело молодой женщины, которую оставили непогребенной в Санта-Кроче. Этот провокационный акт ясно дал понять необходимость восстановления Братства Милосердия и снова поручить ему задачи.

четверг, 28 марта 2013 г.

Рикардо Пелегрини (1863-1934)

Рикардо Пелегрини (1863-1934). Благословение оссуария. Исполнено в период 1870-1890гг. Бумага, акварель. 42,5 х 66 см. Музей Польди Пеццоли, Милан

Рикардо Пелегрини (1863-1934). Il saccheggio - Грабёж. Исполнено в период 1870-1890гг. Холст, масло. 17,8 x 26,5 см

Рикардо Пелегрини (1863-1934). Свадебный ужин. Исполнено в период 1870-1890гг. Картон, масло. 16,2 х 23,7 см см

воскресенье, 24 марта 2013 г.

Итальянский художник Эмилио Кавенаги (1852-1876).

Эмилио Кавенаги (1852-1876). Veduta del Campo dei Miracoli in Pisa - Вид на поле чудес в Пизе. Исполнено около 1874года. Холст, темпера 22 х 32 см. Музей Польди Пеццоли. Милан
Работа изображает монументальный комплекс площади Пьяцца дель Дуомо в Пизе (также известный как Кампо деи Мираколи), Баптистерий справа со стороны собора. Лёгкими мазками художник удачно  подчеркнул архитектурные детали и облака, чтобы получить оригинальный почти трехмерный эффект. 
Эта картина была представлена ​​в 1874 году на выставке изящных искусств Брераa под названием  "Пьяцца дель Дуомо Баптистерий Пиза" . По этому случаю, Кавенаги были  выставлены восемь картин, в основном изображающие внутренние или внешние туристические достопримечательности Пизы, исполненные в последние месяцы 1873 года.

Эмилио Кавенаги (1852-1876). Интерьер церкви Сан-Марко в Милане. Исполнено около 1870 года. Холст, масло 44,5 х 34,5 см. Музей Польди-Пеццоли. Милан
На картине показана  внутренняя часть трансепта церкви Сан-Марко в Милане,  посетитель которой обеспокоен тем, что увидел могилу Ланфранко Сетталы, основателя ордена  отшельников Святого Августина. Интерьер здания показан в  сумерках свет в церковь попадает  сквозь открытое окно и освещает памятники стену.  Быстрыми  мазками кисти художник передаёт  воздействие света на поверхность стены, и оттеняет  небольшие участки с  точными деталями  архитектурного  и скульптурного  декора.
Следует заметить, что во времена   художника гипсовая декоративная отделка помещений  представляла собой весьма трудоёмкий процесс. Тогда не было возможности использовать лёгкие и прочные детали из полиуретана, которыми сегодня украшают не только дворцы, но и квартиры и дома многих людей, а уж припотолочные плинтусы и карнизы используются повсеместно, при этом человек может выбрать архитектурные детали любого стиля, что даёт неограниченную волю фантазии. 

четверг, 14 марта 2013 г.

Антонио Аллегри, прозванный Корреджо (ок. 1489-1534)

Антонио Аллегри, прозванный Корреджо. Рождество Иисуса со святой Елизаветой и святым Иоанном. Написано в 1512-1513 гг. Дерево, масло 79 х 100 см. Пинакотека Брера. Милан.
Из журнала "Великие музеи мира" №29 "Пинакотека Брера. Милан":
С самого начала наполеоновской пинакотеки работы, относящиеся к различным школам Эмильи эпохи Возрождения, формируют в Брере значительную группу авторитетных произведений. Она включает в себя две изысканные ранние работы Корреджо, великого художника из Пармы, нашедшего личный альтернативный путь для развития искусства XVI века, гениально предваряя решения, которые будут разработаны в эпоху барокко. «Рождество» (или «Поклонение Младенцу») принадлежит к раннему периоду творчества художника, жившего тогда в Мантуе. В ряде деталей, например, в образе святой Елизаветы, ясно видны следы начального обучения в школе Мантеньи, которые вскоре уже продуманно сочетаются с влиянием Леонардо, широко распространенным в Ломбардии. Тем не менее, отдавая должное мастерам своей юности, Корреджо демонстрирует самобытность стиля, тонко выбирая приглушенный закатный свет и композицию персонажей, трактуемую в духе повседневной реальности, как, например, крепко спящий святой Иосиф, или пастухи за деревенской изгородью, ведомые ангелом.
Стефано Дзуффи
Антонио Аллегри, прозванный Корреджо. The Agony in the Garden - Моление о чаше. Лондонская национальная галерея.

Антонио Аллегри, прозванный Корреджо. The Magdalen - Мария Магдалина. Лондонская национальная галерея.

Антонио Аллегри, прозванный Корреджо. Venus with Mercury and Cupid - Венера, Меркурий и Купидон. Лондонская национальная галерея.

Антонио Аллегри, прозванный Корреджо. The Madonna of the Basket.  Лондонская национальная галерея.

среда, 6 марта 2013 г.

Антонио Аллегри, прозванный Корреджо (ок. 1489-1534)

Антонио Аллегри, прозванный Корреджо.Мадонна, поклоняющаяся Младенцу. Написано около 1524 г. Холст, масло 82 х 68,3 см. Галерея Уффици. Флоренция
Из журнала "Великие музеи мира" №11 "Галерея Уффици. Флоренция":
Будучи великолепным образцом периода творческой зрелости мастера, это произведение считается гармоничным сочетанием сложной композиции и мягкого цветового решения. Оно было написано вскоре после угловых фресок церкви святого Иоанна Евангелиста в Парме и перед росписью купола собора. Сцена, изображающая молодую мать, которая стоит на коленях перед только что родившимся младенцем Иисусом, поклоняясь ему, освещена поэтичным золотистым светом заходящего солнца, ласкающего пейзаж с античными развалинами за спиной у Мадонны. Сцена отличается глубокой уединенностью: кажется, что персонажей охраняют безмолвные, забытые колонны. Свет проникает через кроны деревьев и пилястры, подчеркивает их формы, сменяясь мягкими тонами. Фигуры матери и ребенка, изображенные в легком ракурсе, вибрируют под мягкими золотистыми лучами. Картина была подарена герцогом Мантуанским, Фердинандом Гонзага Козимо II Медичи в 1617 году. В Уффици находится также алтарная картина «Отдых на пути в Египет», написанная Корреджо для церкви святого Франциска в Риме.
Светлое вуалирование и насыщенные блики света в картине увеличивают выразительность деликатного жеста поднятой руки молодой Богоматери. Прелестная фигура, окутанная тончайшим шелком зеленой переливчатой накидки и красно-оранжевого платья, становится яркой и вибрирующей точкой опоры всей картины.
Елена Джаннески
Антонио Аллегри, прозванный Корреджо. Мadonna col bambino tra due angeli musicanti - Мадонна с младенцем между двумя ангелами играющими на музыкальных инструментах. Холст, масло. Галерея Уффици. Флоренция

Антонио Аллегри, прозванный Корреджо. The Rest on the Flight to Egypt with Saint Francis - Отдых на пути в Египет с святым Франциском. Написано в 1520 г. Холст, масло. Галерея Уффици. Флоренция

Антонио Аллегри, прозванный Корреджо. Мистическое венчание святой Екатерины. Написано в 1517-1518 гг. Дерево, масло 28,5 х 24 см. Неаполь. Национальный музей Каподимонте 
Из журнала "Великие музеи мира" №14 "Неаполью Национальный музей Каподимонте":
Работа «Мистическое венчание святой Екатерины» является одной из картин, конфискованных герцогом Рануччо I у восставших пармских феодатариев в 1612 году Доска принадлежала Барбаре Сансе-верино, которая также владела картиной «Мадонна с кошкой» Джулио Романо и «Портретом папы Льва X», в те времена еще считавшимся кисти Рафаэля.
Мы не разделяем подобного энтузиазма. Композиция, действительно, достойна внимания (взаимосвязь между фигурами очень живая), но в тоже время внимание сосредоточено на жесте Младенца. Этот жест освещает своими лучами «архитектуру» сцены, которая заключена в круг, образуемый двумя женскими фигурами. Чудесен также и колорит, сияющий неяркими точками, возникающими посредством мягких и свободных мазков. Палитра художника изысканна: она построена на игре немногих цветов на больших поверхностях. И наконец, нежной и задушевной кажется нам атмосфера магической поэзии, как и во многих наилучших произведениях Корреджо. «Венчание» относится к периоду, непосредственно предшествующему важнейшей поездке в Рим, которую художник предпринял в 1518 году. В работе все еще отсутствуют следы влияния многих вещей, увиденных Корреджо в Вечном городе. В первую очередь, это «Мистическое венчание святой Екатерины» Рафаэля. Если и присутствуют в картине элементы школы Рафаэля, то ее уроки он получил у молодого Беккафуми и у Микеланджело Альсельми.
По традиции, вероятно, предшествующей «Золотой легенде» Якопо да Вараджине, считалось, что отшельник, который крестил святую Екатерину в пустыне, дал ей образ Мадонны с Младенцем. Молитвы женщины привели к тому, что ей явился Иисус и подарил кольцо, назвав своей невестой.
Маттия Гаэта
Антонио Аллегри, прозванный Корреджо. Портрет читающего мужчины. Написано в 1517-1523 гг. Масло по бумаге, наложенной на холст; 60,2 х 42,5 см. Замок Сфорца. Милан
Из журнала "Великие музеи мира" №21 "Замок Сфорца. Милан":
Авторство портрета долгое время обсуждалось критиками, предлагались кандидатуры Пармиджанино и Корреджо, мастеров позднего Возрождения школы Эмильи-Романьи. Картина последнего, с виду простая в отношении техники живописи, в действительности является результатом комплексного исследования римского классицизма Рафаэля, работ Мантеньи, Леонардо и натуралистической матрицы Падуи. На полотне изображен бюст мужчины в темном костюме, с густой бородой и длинными волосами, погруженного в чтение небольшой книги (возможно, сборник «Сонетов» Петрарки). Уникальность перспективного решения, поза мужчины и его рука, в дополнение к легкой тени от шляпы на лбу, помогают зрителю проникнуться задумчивой атмосферой произведения. Взгляд читающего, направление которого нельзя уловить, подчеркивает психологическую напряженность ситуации. Деревья и лужайка на заднем плане создаются размытыми цветами, которые, перемещаясь в одном направлении, создают впечатление висящего в воздухе сада. Подобные приемы демонстрируют определенную отрешенность манеры Пармиджанино, аристократической и формальной, что подтверждает принадлежность картины кисти Корреджо.
Отождествление небольшой книги со сборником Петрарки (карманным изданием «Сонетов», которые были очень популярны в то время) объясняется наличием изображения на заднем плане молодого оленя на поляне, упоминаемого в сонетах.
Мартин Астольфи

Другие картины итальянского художника, выложенные в этом блоге можно увидеть ЗДЕСЬ

суббота, 19 января 2013 г.

Бернардо Беллотто (Венеция 1721 - 1780 Варшава)

BERNARDO BELLOTTO (VENICE 1721 - 1780 WARSAW). THE PIAZZA SAN MARCO, VENICE. oil on canvas 61x92.7 cm - Бернардо Беллотто (Венеция 1721-1780 Варшава). Площадь Сан-Марко в Венеции. Холст, масло 61x92.7 см

Бернардо Беллотто - Вилла Мальци в Граццаде. 1744 г. Холст, масло. 64,5х95.5 см. Пинакотека Брера, Милан

Бернардо Беллотто - Вид на Граццаду. 1744 г. Холст, масло. 64,5х95.5 см. Пинакотека Брера, Милан
Из журнала "Великие музеи мира" №29 "Пинакотека Брера. Милан":
Пара «Ломбардских портретов», шедевров раннего периода Бернардо Беллотто, написанных перед его отъездом за границу, воспроизводят впечатления художника, полученные во время поездки в северную Италию в 1744 году. Это вид усадьбы и деревни Гаццада, тихой местности на берегу озера, с панорамным видом, который заканчивается профилем горы Монте Роза. Сценарий, очень отличающийся от городской монументальной и оживленной каналами Венеции сценографии, обычный театр пейзажной живописи Белотто, племянника и ученика Каналетто, и одного из ведущих европейских художников. Через три года после написания этих работ, в 1747 году, Белотто покинет Италию, чтобы развивать успешную карьеру при дворах Австрии, Германии и Польши. Белотто предлагает нам четкий и страстный пейзаж, новаторский, по отношению к другим примерам XVIII века. Чувствительно улавливая каждый луч света и цвета свежего утра ранней осени, Белотто предлагает нам не идеализированный и постоянный образ данного времени года, а всего лишь мгновения, с переменчивой атмосферой, изящными фигурами, которые придают сцене яркую, трепетную, и, вместе с тем, поэтическую правдивость
Стефано /Дзуффи
Беллотто, Бернардо - Вид Пирны с правого берега Эльбы выше города. Холст, масло. Государственный Эрмитаж. Санкт-Петербург

Бернардо Беллотто - Каприччо с Капитолием. Исполнено около 1742 г. Холст, масло. 116х131 см. Национальная галерея, Парма
Из журнала "Великие музеи мира" № 28 "Национальная галерея. Парма":
Художник, племянник Каналетто, принял его имя, долго оставаясь в тени своего знаменитого дяди, и от него же он воспринял вкус к ведутам. Он сумел, однако, выработать полностью самостоятельный художественный язык, отточенный за время его многочисленных путешествий по Италии и Европе, осев потом в Варшаве, где и оставался до самой смерти. Картина, вместе со своим панданом, и еще одна пара, тоже находящаяся в галерее, принадлежат к раннему периоду его творчества и представляют интерес как свидетельство пребывания художника в Риме. Это так называемые «каприччо», вид живописи, где изображения памятных мест перемежаются с фантастическими, в результате чего возникает город не настоящий, а воображаемый, но вполне правдоподобный. Композиция открывается вымышленной разрушенной аркой, на первом плане, которая создает эффект кулис, а дальше открывается вид на Капитолий от подножия лестницы Микеланджело, и перспектива включает в себя также и церковь Санта Мария ин Арачели. На верху лестницы стоит мраморная группа с Кастором, а на площадь выходит Новый Дворец семнадцатого века, тоже в ракурсе, и частично виден Дворец Сенаторов. При воспроизведении классических зданий, так любимых иностранцами, предпринимавшими обычный «Grand Tour» по Италии, Беллотто не столько привержен к реальности, сколько наслаждается чистой живописностью и воспоминаниями о прошедшем величии древних.
BERNARDO BELLOTTO (VENICE 1721 - 1780 WARSAW).THE GRAND CANAL, LOOKING NORTH FROM THE PALAZZO CONTARINI DAGLI SCRIGNI TO THE PALAZZO REZZONICO. oil on canvas 61x92.7 - Бернардо Беллотто (Венеция 1721 - 1780 Варшава). Гранд-канал, глядя на север от Палаццо Контарини на Палаццо Реццинико. холст, масло 61x92.7 см

Беллотто, Бернардо - Вид Пирны от замка Зонненштайн. Холст. масло. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

Беллотто, Бернардо - Цвингер в Дрездене. Холст. масло. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

BERNARDO BELLOTTO (VENICE 1721 - 1780 WARSAW).VENICE, A VIEW OF THE MOLO, LOOKING WEST, WITH THE PALAZZO DUCALE AND SOUTH SIDE OF THE PIAZZETTA. oil on canvas 61.2x97.8 - Бернардо Беллотто (Венеция 1721 - 1780 Варшава). Венеция, вид на набережную, глядя на запад, с Палаццо Дукале и южной стороны Пьяццетты. Холст, масло. 61.2x97.8 см.

Бернардо Беллотто - Рио деи Мендиканти с скуола Сан-Марко. Исполнено около 1740 г. Холст, масло. 41х50 см. Галерея Академии, Венеция
Из журнала "Великие музеи мира" № 13 "Галерея Академии. Венеция":
Всемирно известный художник, Бернардо Беллотто, племянник Каналетто, вскоре покинул Венецию, чтобы стать официальным пейзажистом при первых монарших дворах Европы. С ранних работ художник сосредоточивается на городских архитектурных видах, движимый представлениями о реальности, характерными для эпохи Просвещения. Ученик Каналетто, он настолько впитал его уроки, что трудно провести различие между первыми картинами Беллотто и произведениями его учителя, как в случае с этим юношеским холстом, который первоначально приписывался его дяде. Уже здесь, однако, появляются типичные аспекты живописного языка, который Беллотто будет постепенно углублять. К экстраординарной способности улавливать сияние воздушной среды добавляется внимание к состоянию персонажей, а также чеканный рисунок, любовь к деталям при воспроизведении архитектуры и памятников и использование более холодных оттенков, придающих композиции прозрачность и кристальную чистоту. На эту ведуту, взятую с современного моста делле Эрбе, возможно, намекал Джон Рескин, когда говорил о намерении написать тот же пейзаж, соревнуясь с венецианским художником.
Лучия Импеллузо
BERNARDO BELLOTTO (VENICE 1721 - 1780 WARSAW).VENICE, THE GRAND CANAL LOOKING SOUTH-WEST, FROM THE RIALTO BRIDGE TO THE PALAZZO FOSCARI. oil on canvas 60x91.5 - Бернардо Беллотто (Венеция 1721 - 1780 Варшава). Венеция, Большой канал, глядя на юг-запад, от моста Риалто на Палаццо Фоскари. Холст, масло 60x91.5 см

Беллотто, Бернардо - Площадь перед церковью Креста в Дрездене. Холст, масло. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

Бернардо Беллотто - Дворец Правосудия и Бролетто в Милане. исполнено в 1744 г. Холст, масло. 71х56 см. Замок Сфорца. Милан.
Из журнала "Великие музеи мира" № 21 "Замок Сфорца. Милан" :
Эта картина, как и работы Каналетто, и «Искушение» Риччи, - в числе последних и самых важных приобретений, переданных городом Миланом пинакотеке Замка, заново оцененных при недавней реорганизации галереи. Картина, которая находилась в британских коллекциях и только недавно вернулась в Италию, входит в серию работ, выполненных Беллотто во время его короткого пребывания в столице Ломбардии и ее окрестностях (1743-1744 гг.). Холст, в дополнение к его внутренней ценности, связанной с первыми произведениями зрелости венецианского живописца, представляет собой исключительный топографической документ исторического значения, так как подробно описывает архитектуру строений в центре Милана. Вид фокусируется на так называемом Новом Бролетто в сильно приближенном композиционном разрезе: слева, под острым углом зрения, изображен и Дворец Правосудия, над которым до сих пор высится башня Напо Торриани, включенная впоследствии в муниципальный ансамбль. Справа находится городская Ратуша, нижняя часть которой отрезана тенью, создающей на портике здания, стоящего напротив, чрезвычайную игру светотени, что повышает оригинальность картин Беллотто. Перспективный коридор ведет глаз зрителя вглубь, где изображены ворота Рыбного рынка, то есть, первоначальный выход на площадь, разрушенный вследствие перестроек города, произошедших на рубеже XIX и XX веков.
Мартин Астольфи
Беллотто, Бернардо - Вид Пирны с правого берега Эльбы. Холст, масло. Государственный Эрмитаж. Санкт-Петербург

Беллотто, Бернардо - Старые укрепления в Дрездене. Холст, масло. Государственный Эрмитаж. Санкт-Петербург

вторник, 15 января 2013 г.

Итальянский художник Алессандро Маньяско, прозванный Лиссандрино (1667-1749) - продолжение

Alessandro Magnasco (Genoa 1657-67-1749).A stormy landscape with Carthusian monks praying at a shrine, angels in the sky beyond. Oil on canvas.58.4 x 43.9 cm - Алессандро Маньяско (Генуя 1657-67-1749). Бурный пейзаж с картезианскими монахами, которые  молятся в храме, ангелы на небе за его пределами. Холст, масло. 58,4 х 43,9 см

Alessandro Magnasco (Genoa 1657-67-1749).AN ARCHITECTURAL CAPRICCIO WITH A MUSICIAN AND PEASANTS BEFORE A PORTABLE ALTAR WITH SAINT ANTHONY OF PADUA . Oil on canvas.64.5x50.5 cm - Алессандро Маньяско (Генуя 1657-67-1749). Архитектурное  каприччио с музыкантом и крестянами у небольшого алтаря святого Антония Падуанского. Холст, масло. 64.5x50.5 см

Алессандро Маньяско (Генуя 1657-67-1749). Архитектурное каприччио с музыкантом и крестянами у небольшого алтаря святого Антония Падуанского. Холст, масло. 64.5x50.5 см. Молящиеся монахи. Исполнено в 1710-1720 гг. Холст, масло 54,5 х 39 см. Амстердам. Государственный музей
Из журнала "Великие музеи мира" №8 "Государственный музей. Амстердам":
Это произведение является одной из типичных «монастырских» работ генуэзского мастера, который отобразил наиболее смиренные и повседневные моменты монашеской жизни, начиная с молодости, и до зрелых лет. Оно подпадает также под имевшую место в XVIII веке полемику, направленную против коррупции в монашеских орденах. Картины этого мастера выставлялись как призыв возврата к первоначальной чистоте, выражающейся в заплатанной одежде монаха, скудности обстановки, жизни в покаянии и бедности, представленной без единого намека на сатиру. Фигуры троих монахов-отшельников ордена бенедиктинцев ориентированы по диагонали в центральную пустоту, на фоне которой выделяется склоненная голова одного из них. Маньяско создает все новые и новые варианты этого сюжета, используя одну и ту же типологию. Его произведения являются образцом безупречного в отношении выбора красок стиля. Беспорядочные мазки разрушают формы напряженным ритмом и синтезируют объемные фигуры. Скрюченные, поникшие, усталые, но наполненные идейным смыслом Просвещения, они напоминают, с одной стороны, венецианскую живопись XVI века, а с другой, эксперименты болонского художника Джузеппе Мария Креспи.
На этой картине нет места пейзажу, как декоративному элементу. Три монаха медитируют, молятся и каются среди скал, перед двумя распятиями, черепом, раскрытой Священной книгой и песочными часами. Частое обращение к монашеской иконографии в творчестве художника указывает на живой интерес со стороны заказчика.
Даниэла Тарабра
Alessandro Magnasco (Genoa 1657-67-1749).Cardplayers by a fire . Oil on canvas.59 x 44cm - Алессандро Маньяско (Генуя 1657-67-1749). Картёжники  играют возле огня. Холст, масло. 59 х 44см

Alessandro Magnasco (Genoa 1657-67-1749).FRATI CHE SI SCALDANO INTORNO AL FUOCO . Oil on canvas.63 x 95 cm - Алессандро Маньяско (Генуя 1657-67-1749). Монахи греются возле огня. Холст, масло. 63 х 95 см

Alessandro Magnasco (Genoa 1657-67-1749).LA BIBLIOTECA DEL CONVENTO CON FRATI NOVIZI AL LAVORO. Oil on canvas.93 x 73.5 cm - Алессандро Маньяско (Генуя 1657-67-1749). Монастырская библиотека во время обучения новых братьев. Холст, масло. 93 х 73,5 см

Alessandro Magnasco (Genoa 1657-67-1749).LA PREDICA AI MONACI PENITENTI. Oil on canvas.56.7 x 42.5 cm - Алессандро Маньяско (Генуя 1657-67-1749). Проповедь к кающимся монахам. Холст, масло. 56,7 х 42,5 см

Алессандро Маньяско (Генуя 1657-67-1749). Рынок Верциере. Исполнено около 1733г. Холст, масло.122x167 см. Замок Сфорца. Милан
Из журнала "Великие музеи мира" №21 "Милан. Замок Сфорца":
 Работа ранее находилась в частной коллекции дворянина Камилло Танци, где значилась как «Маньяско: рынок в Вероне». В течение XX столетия она пользуется большим успехом у публики, начиная с выставки 1922 года под названием «Итальянская живопись XVII и XVIII веков», во время которой критики обнаружили разницу в манере написания произведения, что свидетельствует о нескольких авторах - может быть, четырех - в соответствии с обычаем и модой в отношении городских пейзажей XVII и XVIII веков. Последующие исследования проводятся для определения имен авторов, после чего Маньяско приписывается написание фигур заднего плана и статуй. Признание в качестве сюжета картины миланского рынка Верциере опровергло ее веронское происхождение. На картине - рынок, типичный для того времени, написанный в соответствии с проницательным изучением сценографии фона, открытием дополнительных пространств (две готические арки на заднем плане), и элементами перспективы, например, колонна Спасителя, известная как «позорный столб», напоминающая о чуме 1630 года, помещенная на переднем плане в центре сцены.
Внутри этой продуманной композиции раскрывается сцена повседневной жизни, в которой присутствуют оживленные нотки: от трех лавок с левой стороны, до продавцов и нарядных покупателей, бродящих среди прилавков на переднем плане, и до прибывших дворянских карет на заднем плане. 
Мартин Астольфи
Alessandro Magnasco (Genoa 1657-67-1749).The Vision of Saint Augustine . Oil on canvas.103.8 x 76.4 cm - Алессандро Маньяско (Генуя 1657-67-1749). Видение святого Августина. Холст, масло. 103,8 х 76,4 см

Alessandro Magnasco (Genoa 1657-67-1749).A Capuchin friar tending a companion's foot by a fire . Oil on canvas.54.5 x 40.2 cm - Алессандро Маньяско (Генуя 1657-67-1749). Монах-капуцин обрабатывает ногу товарища огнем. Холст, масло. 54,5 х 40,2 см

Alessandro Magnasco (Genoa 1657-67-1749).RITRATTO DI LETTERATO. Oil on canvas.122 x 97 cm - Алессандро Маньяско (Генуя 1657-67-1749). Портрет литератора. Холст, масло. 122 х 97 см