понедельник, 31 декабря 2007 г.

Василий Григорьевич ПЕРОВ (Криденер) - русский художник-передвижник

"Тройка". Ученики мастеровые везут воду. 1866 г. Государственная Третьяковская галерея
"Тройка". Ученики мастеровые везут воду. 1865 г. Эскиз картины того же названия. Рисунок карандашом. Государственная Третьяковская галерея
Дети-сироты. 1864 г. Государственный Русский музей
Портрет писателя А.Н. Островского (1823-1886). 1871 г. Холст, масло. 103,5х80,7 см. Государственная Третьяковская галерея
Имя этого живописца прославляя в истории русского изобразительного искусства, прежде всего, произведения бытовой живописи. Однако на рубеже 60-70-х годов Перов стал работать и в области портретного жанра.
Портретом А.Н. Островского он как бы воздал должное всему, что было связано для московской живописной школы с плодотворным влечением на её развитие сценических исканий и драматургии Малого театра. Художник написал выдающегося человека в бытовой, домашней обстановке, видимо, для того, чтобы напомнить, что выросший в Замоскворечье А.Н. Островский начинал своё творчество как бытописатель этого района, а затем возглавил национальную бытовую драму в комедию.
Писатель изображен спокойно сидящим в кресле. Он одет в тёплый, подбитый беличьим мехом халат. Широкая приземистая фигура, открытое лицо, обрамлённое рыжеватой короткой бородой, приветливая полуулыбка, домашняя одежда вызывают ощущение добродушной мягкости, главной черты его характера. В глазах Островского светятся ум и твёрдая воля; по лицу пробегают, сменяясь, словно волна за волной, мысли, рождённые как бы в безмолвной разговоре с теми, кто стоит у портрета в музейном зале.
Перов дал настолько художественно исчерпывающее истолкование образа Островского, что когда, много позднее, в 1923 году, задумали соорудить в Москве у малого театра памятник писателю, известный скульптор Н.А. Андреев пришёл в своих поисках, в конечном счете, почти к сходному творческому решению.
Парижская шарманщица. 1864 г. Холст, масло. 76,2х56 см. Государственная Третьяковская галерея.
Чаепитие в Мытищах близ Москвы. 1862 г.
Проводы покойника. 1865 г. Государственная Третьяковская галерея
Гитарист-бобыль. 1865 г. Масло, дерево. 31,5х22 см. Государственный Русский музей
Небольшая картина «Гитарист-бобыль» В. Г. Перова не имеет прямых аналогий в творчестве художника. В ней нет сюжетного развития действия, это и не портрет, она как будто далека от обличении и является скорее психологическим этюдом. Здесь, уже появились то поэтическое начало, которое характерно для работ Перова второй половины 60-х годов.
В грустной задумчивости перебирает струны гитары одинокий стареющий человек. Он сидит в своей бедной и неуютной комнате. Все уныло и беспросветно.
Главное внимание художник уделил психологической характеристике бобыля. Его пожелтевшее, покрытое морщинами лицо, всклокоченные волосы, тяжелый остановившийся взор — все выдает человека, оставившего надежды на лучшую жизнь, примирившегося со своей безрадостной долей и только гитаре доверяющего тяжелые думы. Общий холодный, даже чуть жесткий, удивительно точно найденный колорит вносит свою печальную, может быть, даже пронзительно-печальную ноту в общее настроение образа, в значительной мере определяя его звучание и эмоциональный настрой, наиболее близкий поэзии скорби Н. А. Некрасова.

Савояр. 1863-1864 гг. Государственная Третьяковская галерея
Дилетант. 1862 г. Государственная Третьяковская галерея
Трапеза. Эскиз картины того же названия, находящейся в Государственном Русском музее. Рисунок карандашом. 1865 г. Государственная Третьяковская галерея
Сватовство чиновника к дочери портного. 1862 г. Государственная Третьяковская галерея
Портрет неизвестного. Государственная Третьяковская галерея
Сплетница. 1875 г. Государственный Русский музей
В ссудной кассе. Рисунок карандашом
Политики. Рисунок карандашом. 1863 г. Государственная Третьяковская галерея

суббота, 29 декабря 2007 г.

Василий Григорьевич ПЕРОВ (Криденер) - русский художник-передвижник

Птицелов. 1870 г. Холст, масло. 82,5х126 см. Государственная Третьяковская галерея
Именно за эту картину в год её исполнения художник получил звание профессора. Она открыла собою период так называемых "поздних жанров" в творчестве В.Г. Перова.
Замысел произведения вынашивался мастером ещё с 1867 года, когда в рисунке пером для "Альбома русских художников" он изобразил крестьянского мальчугана, подстерегающего у силка неосторожную птицу. Такая продолжительная работа над запавшим в воображение сюжетом не могла не принести достойных результатов. В.В. Стасов писал о полотне: "Много ли наших картин можно сравнить с его нынешним "Птицеловом"? Ведь это точь-в-точь будто отрывок из лучшего и талантливейшего, что есть в охотничьих очерках Тургенева. Ни один из этих талантов не уступит другому по силе душевной характеристики, по натуре, по естественности и простоте".
В произведении особенно колоритна фигура старого дворецкого. Он, видимо, лишь на закате своих дней, находясь на господской "пенсии", смог целиком отдаться тому, что ему всегда представлялось самым увлекательным делом.
Существует предположение, что Перов, добиваясь особой выразительности картины, обратился за помощью к своему другу А.К. Саврасову в разработке пейзажного мотива. И, действительно, лирический характер запечатлённой теплой осенней поры, когда листья только начинают устилать землю пушистым ковром, делают такое предположение небезосновательным.
Охотники на привале. 1871 г. Холст, масло. 119х183 см. Государственная Третьяковская галерея
Перов был признанным вождём московской живописной школы, являвшейся в 60-х годах ХIX века авангардом русского реалистического искусства. В кругах интеллигенции, его даже называли "Папа московский", тем самым подчёркивая, что подобно тому, как Папа Римский диктует из Ватикана законы всему католическому миру, Перов из Москвы диктовал законы всему русскому художественному миру. В 1870 году живописец получил профессорское звание.
Среди жанровых работ, экспонированных им на первой передвижной выставке, наибольший успех имело полотно "Охотники на привале". Живописец колоритно воспроизвёл сценку "высокоблагородного" господского охотничьего вранья. В.В. Стасов восхищался в этой картине образом крестьянина-ямщика, сравнивая его с творениями прославленных художников прошлого - Веласкеса или Мурильо. Воплощая в себе трезвый народный ум, мужик ни в грош не ценит сказки барина и внутренне посмеивается над легковерием другого господинчика - золотушного "маменькиного сынка" с испитым лицом.
В творчестве Перова это полотно сыграло роль связующего звена между остро критическими произведениями 1860-х годов и его так называемыми "поздними жанрами". Оно сохраняет отзвуки недавних сатирических картин живописца, но в то же время намечает отход от некоторой порой излишней рассудочности в трактовке образов. Перов обнаруживает в этой картине стремление ближе подойти к человеку, проникнуть в его психологию, в круг его повседневных интересов.
Парижские тряпичники. 1864 г. Масло, холст. 72х55. Государственный Русский музей.
С первых же шагов, едва окончив Московское училище живописи и ваяния, В. Г. Перов выступил как художник самых передовых убеждений. Его искусство сразу же получило социально направленный гражданственный характер. В своих небольших картинах он рассказывал о горестной судьбе русских крестьян, темноте деревенской жизни, лицемерии и корысти духовенства. Картины Перова сыграли немалую роль в просветительской и обличительной деятельности русских революционных демократов. 
 В 1862 году Перов отправился в заграничную поездку. Около двух лет он прожил в Париже, где его, как и на Родине, прежде всего интересовала жизнь простых бедных людей. 
Там была написана картина «Парижские тряпичники». Далеко от шумных улиц отдыхает после трудного и долгого дня пожилая чета. Чтобы зрителю было сразу же ясно, кто эти люди, художник на нервом плане картины представил их немудреное имущество: старую корзину и фонарь с разбитым стеклом. Лицо мужчины серьезно, это благородное и умное лицо человека усталого, почти нищего, но сохранившего свое достоинство. Перов в двух бедняках увидел прежде всего людей, и при самой ужасающей нужде остающихся людьми. Мягка и спокойна красочная гамма картины, особенно красивы серо-голубой цвет старой блузы и теплый розоватый отсвет сумерек на небе. Портрет купца И.С. Камынина. 1872 г. Холст, масло. 104х84,3 см. Государственная Третьяковская галерея
В биографии художника 1872 год был особенно богат творческими достижениями в области портретной живописи.
Именно тогда Перов написал лучший из своих обличительных портретов - портрет московского купца И.С. Камынина. Живописец исполнял его ради заработка, но присущая ему преданность правде не смогла не проявить себя даже в этой заказной работе.
Под внешним благообразием купца, изображённого сидящим в кресле в полной торжественности позе, с медалью на шее, скрывается, как показал художник, множество отвратительных черт, свойственных представителям российского "тёмного царства". Человек недюжинного ума и характера, Камынин обратил эти замечательные свойства, отпущенные ему природой, на подавление личности подчинённых ему людей, на алчное стяжательство. тяжёлый взгляд колючих глаз, резная прямая линия злых тонких губ, цепкие пальцы, выдающие привычку считать ассигнации, - всё это сразу же вызывает у зрителя глубокое чувство неприязни.
Насколько убедительно выразил живописец в облике портретируемого типические черты русского купечества, свидетельствует И.Н. Крамской: "... Когда на одной из передвижных выставок был его замечательный портрет купца Камынина, не помню, какой фельетонист и в какой газете, говоря о портрете, выразился: "Вот (мол) он, знаменитый "Тит Титыч", Островского". Вследствие такого отзыва фельетониста Перову были большие неприятности, да и кроме того, родственники уже и после смерти купца всегда отказывали в просьбе дать на выставку портрет..."
Портрет писателя Ф.М. Достоевского 1872 г. Холст, масло. 99х80,5 см. Государственная Третьяковская галерея.
На второй передвижной выставке Перов экспонировал своеобразный цикл портретов деятелей русской культуры, созданный всего лишь за один 1872 год. Кроме портрета Ф. М. Достоевского, он показал портреты И. С. Тургенева, А. Н. Майкова, В. И. Даля и И. П. Погодина.
Особой жизненной и идейной убедительностью отличается созданный Перовым портрет Достоевского. В. В. Тимофеева, помощница и секретарь Достоевского, рассказывает в мемуарах, как однажды, войдя к писателю, она, пораженная, вдруг заметила, что тот сидит «положа нога на ногу, охватив колено руками,— точь-в-точь на портрете Перова».
Художник словно бы застиг писателя в минуту тяжелых раздумий. Достоевский, чувствуется, мучится теми же неразрешимыми вопросами, которые действительность поставила перед его героями. Горькая складка на щеке, тонкие, нервно переплетенные пальцы безмолвно говорят о нелегко прожитых годах. Наблюдательный зритель, вглядываясь в полотно, может заметить легкую вдавленную черту вокруг кисти руки Достоевского—след, оставленный тюремными кандалами.
Портрет композитора П.С. Кампиони. 1872 г. Астраханская областная художественная картинная галерея.
Автопортрет. 1870 г. Государственная Третьяковская галерея
Рыболов 1871 г. Государственная Третьяковская галерея
Путник. Рисунок карандашом. 1873 г. Государственная Третьяковская галерея
Мальчик, готовящийся к драке. 1866 г. Государственный Ярославо-Ростовский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник
Смущенная девушка. Этюд к картине "Дворник, отдающий квартиру барыне". Рисунок карандашом. 1864 г. Государственная Третьяковская галерея
Слепой музыкант. 1864 г. Государственная Третьяковская галерея
Мальчик-мастеровой. 1865 г. Дерево, мало. 30,6х21,3. Ульяновский областной художественный музей
Эскиз картины "Сельский крёстный ход на Пасхе". 1860 г. Государственный Русский музей
Сельский крёстный ход на Пасхе. 1861 г. Государственная Третьяковская галерея

понедельник, 24 декабря 2007 г.

Исаак Ильич ЛЕВИТАН - русский художник-пейзажист (продолжение)

Большая дорога. Осенний солнечный день. 1897 г. Холст, масло. 11х18,7 см. Государственная Третьяковская галерея
Вечер. Золотой плёс. 1889 г. Государственная Третьяковская галерея
Золотая осень. Слободка. 1889 г. Холст, масло. 42х67 см. Государственный Русский музей
Цветущие яблони. 1896 г. Холст, масло. 10,8х15,7 см. Собрание Т.А. Богословской
Осень. Солнечный день. 1897 г. Холст, масло. 59,5х74,5 см. Собрание Т.В. Гельцер. Москва
Вечер. Закат
Стволы деревьев. 1890-е гг. Бумага, картон, граф. карандаш, мел. 30,8х47,5 см. Государственная Третьяковская галерея
Деревенька. 1890-е гг. Бумага, граф. карандаш. 11х16,5 см. Государственная Третьяковская галерея
Деревня зимой. Тульский областной художественный музей
Зимний день. 1890-е гг. Бумага на картоне, гуашь. 35,8х56,2 см. Музей изобразительных искусств Татарской АССР. Казань
Разлив. 1895 г. Бумага, пастель. 49,9х64 см. Государственная Третьяковская галерея
Дворик. Холст, масло. 50х57 см. Харьковский государственный музей изобразительных искусств
Сумерки. Стога. 1899. Государственная Третьяковская галерея
Осенний солнечный день. Государственная Третьяковская галерея
Осень. Литография
Хмурый день. 1895 г. Бумага, пастель. Государственный Русский музей
Пейзаж. Озеро. Ростовский областной музей изобразительных искусств
Лодка у берега. Государственная картинная галерея Армении (Ереван)
Сжатое поле.Государственная картинная галерея Армении (Ереван)