воскресенье, 30 декабря 2012 г.

В.Н. Гаврилов (1923-1970) - Последние васильки

В.Н. Гаврилов (1923-1970). Последние васильки. Исполнено в 1970 г. Холст, масло. 140х110 см. Калининская областная картинная галерея
Судя по дате это одна из последних работ Владимира Николаевича Гаврилова.

суббота, 29 декабря 2012 г.

Джузеппе Канелла (Верона 1788 - Флоренция 1847)

Giusppe Canella (Verona 1788 - Florenze 1847). CORSIA DEI SERVI, MILANO. Oil on canvas. 81.5 x 64 cm. 1833 - Джузеппе Канелла (Верона 1788 - Флоренция 1847). Переулок для слуг, Милан. Холст, масло. 81,5 х 64 см. 1833
Giusppe Canella (Verona 1788 - Florenze 1847). A BOULEVARD IN PARIS. Oil on panel. 22.3 by 32 cm - Джузеппе Канелла (Верона 1788 - Флоренция 1847).Бульвар в Париже. Дерево, масло. 22,3 на 32 см

Giusppe Canella (Verona 1788 - Florenze 1847). A BUSY SQUARE IN A DUTCH TOWN. Oil on panel. 22 by 31,5 cm - Джузеппе Канелла (Верона 1788 - Флоренция 1847). "Жизнь" на площади в голландском городе. Дерево, масло. 22 на 31,5 см

Giusppe Canella (Verona 1788 - Florenze 1847). PARIS, THE GRANDS BOULEVARDS. Oil on panel. 22 by 31 cm - Джузеппе Канелла (Верона 1788 - Флоренция 1847). Париж, Большой бульвар. Дерево, масло. 22 на 31 см

Giusppe Canella (Verona 1788 - Florenze 1847). VEDUTA DEL CORSO DI PORTA ORIENTALE IN MILANO. Oil on panel. 30 x 40.5 cm. 1834 - Джузеппе Канелла (Верона 1788 - Флоренция 1847). Вид на дорогу в  Восточный порт в Милане. Дерево, масло. 30 х 40,5 см. 1834

Giusppe Canella (Verona 1788 - Florenze 1847). VIEW OF THE SEINE'S LEFT BANK AND THE LOUVRE, PARIS. Oil on panel. 25 by 32.5 cm. 1833 - Джузеппе Канелла (Верона 1788 - Флоренция 1847). Вид на левый берег Сены  и Лувр, Париж. Дерево, масло. 25 на 32,5 см. 1833


четверг, 27 декабря 2012 г.

Джованни Паоло Панини (Пьяченца 1691 - 1765 Рим)

GIOVANNI PAOLO PANINI (PIACENZA 1691 - 1765 ROME). A PHILOSOPHER AND SOLDIERS AMONGST ANCIENT RUINS INCLUDING THE PYRAMID OF GAIUS CESTIUS. Oil on canvas.73.8 by 98.4 cm - Джованни Паоло Панини (Пьяченца 1691 - 1765 Рим). Философ и солдаты среди древних руин, у пирамиды Гая Цестия. Холст, масло. 73,8 на 98,4 см

GIOVANNI PAOLO PANINI (PIACENZA 1691 - 1765 ROME). AN ARCHITECTURAL CAPRICCIO WITH THE PYRAMID OF CAIUS CESTIUS AND A CLASSICAL STATUE OF MELEAGER, SOLDIERS AND OTHER FIGURES CONVERSING. 1744. Oil on canvas.76 by 64 cm - Джованни Паоло Панини (Пьяченца 1691 - 1765 Рим). Архитектурное каприччио с пирамидой Гая Цестия и классической статуей Мелеагра, солдат и других собеседников. исполнено в 1744 году. Холст, масло. 76 на 64 см

GIOVANNI PAOLO PANINI (PIACENZA 1691 - 1765 ROME). AN ARCHITECTURAL CAPRICCIO WITH TWO SOLDIERS ADDRESSING A YOUNG MAN, FIGURES ON A BALCONY BEYOND. Oil on canvas.73 by 98 cm - Джованни Паоло Панини (Пьяченца 1691 - 1765 Рим). Архитектурное каприччио с двумя солдатами разговаривающих с молодым человеком и фигурами на балкон на заднем плане. Холст, масло. 73, 98 см

GIOVANNI PAOLO PANINI (PIACENZA 1691 - 1765 ROME). ARCHITECTURAL CAPRICCIO OF THE PANTHEON, WITH THE TEMPLES OF SATURN AND FORTUNA VIRILIS, THE BASILICA OF MAXENTIUS AND THE OBELISK OF AUGUSTUS. Oil on canvas.100 x 137,5 cm - Джованни Паоло Панини (Пьяченца 1691 - 1765 Рим). Архитектурное каприччио: пантеон, с храмами Сатурна и Удаче Вирилис, базиликой Максенция и обелиском Августа. Холст, масло. 100 х 137,5 см

GIOVANNI PAOLO PANINI (PIACENZA 1691 - 1765 ROME). CAPRICCIO WITH THE TEMPLE OF THE DIVINE ANTONINUS PIUS AND FAUSTINA. Oil on canvas.74.3 by 101.6 cm - Джованни Паоло Панини (Пьяченца 1691 - 1765 Рим). Каприччио с храмом Божественного Антонина Пия и Фаустины. Холст, масло. 74,3 на 101,6 см

Джованни Паоло Паннини (1691-1765). Римская школа. Внутренний вид церкви Сан Джованни ин Латерано в Риме. Холст, масло. 74х100 см. Государственный музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина, г. Москва
Если приглядеться к архитектурные каприччио Панини или других художников, то замечаешь, что главным отличием руин от нормальных зданий является отсутствие дверей. То есть первым шагом по превращению дома в руины является сломанная дверь, ведь с выбивания дверей начиналось разрушение древних городов. Именно поэтому дверь в доме должна быть крепкая и надёжная. Такая двери стальные входные в Москве, которые защитят не только от воров и разрушения, но и от холода.

среда, 26 декабря 2012 г.

Николай Егорович Сверчков (1817-1898)

NIKOLAI EGOROVICH SVERCHKOV (1817-1898). В пути. Oil on canvas - Николай Егорович Сверчков (1817-1898). В пути. Холст, масло


NIKOLAI EGOROVICH SVERCHKOV (1817-1898). PORTRAIT OF A MOUNTED CAVALRY OFFICER. Oil on canvas - Николай Егорович Сверчков (1817-1898). Портрет  офицера на коне. Холст, масло

NIKOLAI EGOROVICH SVERCHKOV (1817-1898). HUNTSMEN RESTING BEFORE THE CHASE. Oil on canvas..46 X 65cm. - Николай Егорович Сверчков (1817-1898). Охотники отдыхают перед травлей. Холст, масло. 46 X 65 см.


NIKOLAI EGOROVICH SVERCHKOV (1817-1898). MONKEYS. 1896. Oil on canvas - Николай Егорович Сверчков (1817-1898). Обезьяны. 1896-м Холст, масло


NIKOLAI EGOROVICH SVERCHKOV (1817-1898). TRANSPORTING THE HORSES. Oil on canvas - Николай Егорович Сверчков (1817-1898). Перегон лошадей. Холст, масло

понедельник, 24 декабря 2012 г.

Камилло Мельник. (1962 - ?) Разговор

Camillo Melnik The Conversation. Oil on panel. 43.5 x 36.4 cm. 1891 - Камилло Мельник. (1962 - ?)  Разговор. Дерево, масло. 43,5 х 36,4 см. 1891
Австрийский художник, возможно - художница 19 века. Информации о художнике - минимум. Судя по фамилии, выходец из  Галиции. 

воскресенье, 23 декабря 2012 г.

итальянский художник Франческо Хайес (1791-1881)

Франческо Хайес. Автопортрет с группой друзей. Исполнено в  1824-1827 гг. Холст, масло. 32,5х29,5 см. Милан. Музей Польди-Пеццоли
Из журнала "Великие музеи мира" № 27 "Музей Польди-Пеццоли. Милан":
На этой картине, считающейся своего рода манифестом романтического Милана и одним из самых необычных портретов всего европейского XIX века, Франческо Хайес запечатлел себя в окружении друзей. Слева - художники Пеладжио Паладжи и Джованни Мильяра (в профиль), справа - художник Джузеппе Мольтени, в цилиндре, и литератор Томмазо Гросси (единственный с непокрытой головой). На переднем плане, в центре сцены, Хайес решил изобразить себя - любопытного, скромного и в то же время ироничного и довольного собой. На нем, как и на Паладжи и Мильягре, типичный для художников берет с козырьком и круглые очки, которые не появляются больше ни в одной из его картин. Изображение пяти друзей выполнено совершенно нетрадиционно: только лица их четко выписаны в этой необыкновенной игре в «завершенную незавершенность», составляющей одну из самых сильных сторон картины. Этот автопортрет, в действительности превращенный художником в групповой портрет, сочли неким живописным эквивалентом стихотворения Томмазо Гросси, написанного на диалекте, под названием «Тост». Эти стихи, шутливо прославляющие талант и добрый характер Хайес, прозвучали из уст самого Гросси в 1824 году во время застолья, организованного Мольтени, чтобы отпраздновать выздоровление друга после продолжительной болезни.
Francesco Hayez (Italian, 1791-1881). IL BACIO. Oil on canvas. 125 by 94.5cm - Франческо Хайес (итальянский, 1791-1881). Поцелуй. Холст, масло. 125 на 94.5cm. Частное собрание
Франческо Хайес. Два Фоскари. Исполнено в  1852-1854 гг. Холст, масло 121x167,5 см. Флоренция. Палаццо Питти.
Из журнала "Великие музеи мира" №26 "Палаццо Питти. Флоренция":
Вдохновленная трагедией Байрона «Два Фоскари», опубликованной в 1821 году, картина изображает момент окончательного осуждения Якопо Фоскари его отцом Франческо, исполняющим свой «долг дожа», подавив отеческие чувства из государственных соображений. Сцена, задуманная как настоящее театральное представление, где персонажи на равных способствуют передаче пафоса драматической ситуации, разворачивается в лоджиях дворца дожей, с видом на трогательное воспоминание о Венеции XV века - церковь Сан Джорджо, еще в неоготическом стиле, окутанную голубой дымкой атмосферы лагуны. Хайес был одним из инициаторов и наиболее ярких представителей исторического романтизма. Необычайный успех этой картины в то время, получивший впоследствии резонанс в результате мелодраматического переосмысления Верди, побудил Андреа Маффеи просить об авторской копии для сопровождения своего перевода произведения Байрона. Осознавая трудности, с которыми столкнется, повторяя ту же тему, при выполнении этой новой версии художник сослался на сценическую и эмоциональную грандиозность, достигнутую Верди в лирической опере, построенной в основном на выражении оскорбленных семейных чувств.
Бледный свет, просачивающийся сквозь легкую облачность над лагуной, окутывает церковь Сан Джорджо, неоготического стиля, будто успокаиваясь на созерцании древней Венеции, с любовью вспоминаемой - патетический намек на байроновский сюжет.
Франческо Хайес. Портрет Джана Джакомо Польди-Пеццоли. Исполнено около 1851 г. ХолстЮ масло. 120х93,5 см. Музей Польди-Пеццоли. Милан
Из журнала "Великие музеи мира" № 27 "Музей Польди-Пеццоли. Милан:
Портрет Джана Джакомо Польди-Пеццоли, встречающий посетителей на входе в дом-музей, был заказан матерью Джана Джакомо, Розиной Тривуль-цио, и являет собой типичный и замечательный по качеству образец портретной живописи Франческо Хайеса. Картину долго датировали 1846-1848 годом. Эта дата обоснована фасоном одежды, который будто бы вышел из моды к 1850 году. Однако сегодня предпочитают датировать ее 1851 годом, когда полотно выставлялось в Брере. Основатель музея изображен в интерьере без пространственных привязок. Темная стена, служащая фоном, оживлена лишь рефлексом света, падающего слева. На этом официальном портрете Польди-Пеццоли изображен сидящим в три четверти оборота, скрестив ноги в изящной и расслабленной позе. Он внимательно смотрит на зрителя, устанавливая с ним прямую внутреннюю связь. Его социальный статус проявляется в его богатом платье. Джан Джакомо, которому не было еще и тридцати, в те годы уже начал свою деятельность собирателя и готовил дом на улице Мандзони к размещению своих коллекций. В середине XIX века Хайес был самым ценимым художником-портретистом в среде образованной крупной буржуазии и аристократии Милана, где любили его суровую и самоуглубленную живопись с ее тщательным психологическим изучением персонажей.
Francesco Hayez (Italian, 1791-1881). Valenza Gradenigo davanti agli Inquisitori. Oil on canvas. 95.3 x 125.1 cm - Франческо Хайес (1791-1881). Валенса Градениго у инквизиторов. Холст, масло. 95,3 х 125,1 см. Частное собрание

Франческо Хайес (итальянский, 1791-1881). Поцелуй. Холст, масло. Исполнено в 1859 году. Холст, масло. 112х88 см. Пиканотека Брера. Милан

Фрагмент
Из журнала "Великие музеи мира" № 29 "Пинакотека Брера. Милан":
Это самая знаменитая картина Хайеса и, вероятно, всей итальянской живописи XIX века: со дня написания она пользуется широкой известностью, многократно воспроизведенная в различных изданиях и, вероятно, не понятая с точки зрения ее истинного смысла. По-видимому, мы имеем дело с романтическим образом, открытым признанием в любви, обменом нежными чувствами двух влюбленных, у которых сила страсти вытеснила весь стыд. Однако, присмотревшись к одежде молодых людей, особенно мужчины, понимаешь, что сцена происходит не во времена живописца, а в средние века. Строгие конвенции, которые доминировали в искусстве вплоть до второй половины XIX века, и в самом деле признали «непристойной» любовную сцену, происходящую в условиях реальности, как, впрочем, происходило и с литературой и оперой. Но смысл картины выходит далеко за рамки образа любовной сцены. Хайес, портретист героев Рисорджименто и автор картин, которые могут быть сопоставлены с работами Джузеппе Верди, имел намерение представить аллегорию союза между Италией и Францией в войне за независимость Италии. Хронологическое совпадение поддерживает подобную трактовку: картина была написана вскоре после вступления Виктора Эммануила II и короля (автор, наверное, имел в виду императора, а переводчик ошибся - Михалыч) Франции Наполеона III в Милан, и Хайес сделал вторую версию для Всемирной выставки в Париже.

суббота, 22 декабря 2012 г.

В краю непуганых птиц на рисунках Константина Сергеевича Соколова (26.05.1945— 26.03.1990) - ОКОНЧАНИЕ

9. Высушенный хлеб молотят привузами (цепами) в ригачах (ригах).

10. Для обитателя Карельского острова необыкновенно важно вовремя убрать хлеб. Это важно и потому, чтобы морозы не захватили его в поле, но главное же потому, чтобы уборка хлеба не задержала осеннего лова рыбы.

11. Осенью ловятся главным образом сиг и ряпушка. Вся эта пойманная рыба обыкновенно тут же и скупается «богачами», но те, кто в состоянии, берегут ее до крещенья и везут на знаменитую ярмарку в Шуньге на озере Онего.

12. Мужчины же рубят, шкурят и возят лес всю зиму. Живут они в таких же точно лесных избушках, «фатерках», в которых живут полесники, косцы, скрытники, пустынники — вообще все, кому временно приходится жить в лесу. Зимой на севере день короткий: поработали, померзли — и в избушку, отогреваться.

13. Полесники выходят из дому непременно очень рано, потому что птица, поднятая собакой, садится на деревья, когда еще роса не сошла и нет солнца, а «на ясеню» она не сидит. Входят в лес; пропадает собака, только ее и видели. Но полесник не беспокоится: у него свое дело, а у собаки свое.

14. Нет, на зверя можно охотиться только зимой, около поста, когда солнышко начинает посветлее светить и потеплее греть, когда начнут «падать чиры», то есть на снегу образовываться корки, насты.

15. Живет старичок или старушка, висят темные образа, старинные книги лежат на полочке, у стены кровать. Бывает и несколько избушек, иногда маленький огородик, где растет картофель. Полесник летом отдохнет у избушки, зимой обогреется. Он хорошо знает, что у этих людей нельзя спрашивать, кто они и откуда. Но по здешним местам это даже и не удивит никого. Живут себе люди, скрываются, спасаются.

16. Утром я осмотрел комнату. Везде чисто, аккуратно. На стене два ружья и пороховницы, на полке большая книга и на ней очки, в углу икона, вернее — черная доска.

См. также:
В краю непуганых птиц на рисунках Константина Сергеевича Соколова (26.05.1945— 26.03.1990) - Начало.

четверг, 20 декабря 2012 г.

Николай Егорович Сверчков (1817-1898)

NIKOLAI EGOROVICH SVERCHKOV (1817-1898). RACING TROIKA. Oil on canvas. 100 X 155cm - Николай Егорович Сверчков (1817-1898). Скачущая тройка. Холст, масло. 100 X 155см

NIKOLAI EGOROVICH SVERCHKOV (1817-1898). THE CARRIAGE WITH FOUR HORSES - Николай Егорович Сверчков (1817-1898). Карета с четверкой лошадей

NIKOLAI EGOROVICH SVERCHKOV (1817-1898). TROYKA IN THE SNOW. Oil on canvas.47.6 X 77 cm - Николай Егорович Сверчков (1817-1898). Тройка на снегу. Холст, масло. 47,6 х 77 см

NIKOLAI EGOROVICH SVERCHKOV (1817-1898). WINTER SLEIGH RIDE. 1859. Pencil and watercolour.22x32.5cm - Николай Егорович Сверчков (1817-1898). Катание на санях зимой. Исполнено в 1859 году. Карандаш и акварель. 22x32.5cm

среда, 19 декабря 2012 г.

Праздник святого Николая - художник Ян Стен

Ян Стен (1626-1679). Праздник святого Николая. Исполнено в 1665-1668 гг. Холст, масло 82 х 70,5 см. Государственный музей Амстердама
Из журнала "Великие музеи мира" № 8 "Государственный музей. Амстердам": 
Праздник Санта-Клауса является составной частью нидерландского фольклора, однако он довольно редко отображался в жанровой живописи. Скорее всего, художники искали собственные сюжеты не столько среди собственного окружения, или в жизни общества, к которому они принадлежали, сколько в творчестве других художников. Только так можно объяснить многочисленные повторения тем жанровых сцен, имевших коммерческий успех. Праздник отмечается до сих пор в день святого Николая Чудотворца, 5 декабря, и сопровождается преподношением детям маленьких подарков (большей частью, сладостей), по крайней мере, тем, кто вел себя хорошо: вечером малыши ставят свой башмачок у камина, ожидая утром найти в нем подарок, принесенный ночью Санта-Клаусом. Во времена Стена все происходило почти так же, как и сейчас. Это можно угадать по счастливым лицам двух детей в центре, с подарками в руках, и по плачущему личику мальчика, стоящего слева, который за свое плохое поведение получил только розги в свой башмак. Но бабушка, стоящая в глубине сцены, подзывает его, потому что, возможно, припрятала подарок также и для него. Мир детей и семейных отношений, со стариками и внуками, находит у Стена внимательную интерпретацию, уважительную и занимательную. Сладости со специями и традиционным голландским печеньем, выложенным на стуле, составляют натюрморт на первом плане справа.
Даниэла Тарабра

вторник, 18 декабря 2012 г.

Джованни Паоло Панини (Пьяченца 1691 - 1765 Рим)

GIOVANNI PAOLO PANINI (PIACENZA 1691 - 1765 ROME). AN ARCHITECTURAL CAPRICCIO OF ROMAN RUINS AND THE STATUE OF MARCUS AURELIUS ON HORSEBACK WITH A SOLDIER RETURNING, OTHER SOLDIERS AND FIGURES NEARBY. 1730. Oil on canvas.99.4 by 135cm - 
 Джованни Паоло Панини (Пьяченца 1691 - 1765 Рим). Архитектурное  Каприччио: римские руины и статуя Марка Аврелия на коне, солдаты и другие фигуры поблизости. Исполнено в 1730 году. Холст, масло. 99.4 от 135см

GIOVANNI PAOLO PANINI (PIACENZA 1691 - 1765 ROME). AN ARCHITECTURAL CAPRICCIO WITH FIGURES AT A BALCONY AND BATHERS IN A POOL NEARBY. Oil on canvas.73 by 98 cm - 
Джованни Паоло Панини (Пьяченца 1691 - 1765 Рим). Архитектурное каприччио с фигурами на балконе и купальщики в бассейн поблизости. Холст, масло. 73, 98 см

GIOVANNI PAOLO PANINI (PIACENZA 1691 - 1765 ROME). ROME, A VIEW OF ST. PETER'S BASILICA AND ST. PETER'S SQUARE IN THE VATICAN WITH AN AMBASSADORIAL PROCESSION AND FIGURES PROMENADING. Oil on canvas.74.2 by 99.2 cm - 
Джованни Паоло Панини (Пьяченца 1691-1765 Рим). Рим площадь св.  Петра  и собор. На  площади в Ватикане шествие послов и другие люди на  прогулке. Холст, масло. 74,2 на 99,2 см

понедельник, 17 декабря 2012 г.

В краю непуганых птиц на рисунках Константина Сергеевича Соколова (26.05.1945— 26.03.1990)

Русский Север, его неповторимая красота и очарование издавна привлекали к себе всех, кто любит природу далекого русского Поморья — края непуганых птиц.
Но эта красота не могла скрыть от автора общественных противоречий и социального неравенства, раздирающих Север, как и всю дореволюционную Россию.
«Невольно приходит в голову,— с горечью восклицает автор в начале своего путешествия,— неужели и тут имущественное неравенство, зависть, злоба, самолюбие...»
Вслед за автором художник тонко и поэтично вводит нас в жизнь и суровый быт поморов, в мир нищеты и горя, в мир доброго, мужественного и трудолюбивого народа.

1. Мне казалось удобнее ознакомиться с этим краем, если поселиться где-нибудь в деревне в центре его и отсюда уже ездить на лодке на юг или на север. Как раз посредине длины Выг-озера, на одном из его бесчисленных островов, есть деревенька Карельский остров. Вот ее-то я и избрал своим пристанищем. Этот план был одобрен и дедом рыбаком, у которого я ночевал перед поездкой по Выг-озеру.
— Женки едут на Карельский, они тебя и отвезут,— сказал мне старик.

2. Беднота тут страшная. Вид угнетающий. На этом острове даже леса нет, — только вода да камень; у каменистого берега виднеется десятка два лодок, сушатся сети на козлах, и между ними копошится человек в лохмотьях; прибавить сюда группу почерневших от дождя и ветра изб, изгородей, кучу елей, скрывающих часовню,— вот и вся картина. Невольно приходит в голову: неужели и тут имущественное неравенство, зависть, злоба, самолюбие...

3. И на Карельском острове есть и богатые и бедные люди; об этом можно заключить уже по внешнему виду изб. Вот большая, прекрасная изба, а рядом с ней — жалкая, похожая на кучку дров, избушка с полуразрушенной крышей. Общего между этими избами только их бросающаяся в глаза оригинальная северная архитектура. Под одной кровлей здесь укрыты и жилище человека и все хозяйственные дворы.

4. Ранней весной, при разливе рек, когда бывают еще и морозы, бурлаки откатывают баграми лес с берегов рек и озер в воду. Целый день они мокнут, бывает даже выкупаются в холодной, только что растаявшей воде. Вечером, часов в десять, собираются кучками в лесу, разводят костры и, тесно прижавшись друг к другу, щелкают зубами до утра. Утром — «черт в зорю не бьет» — часа в четыре нужно уже быть на работе. Когда лес в воде, они его должны провожать.

5. Пойманную рыбу тут же и чистят. Садятся старые, матерые люди и женки где-нибудь на угреве и пластуют щук. Вычищенную рыбу солят и складывают в кадки. Заедет «богач», как здесь называют всякого торговца, и скупит всю эту вешную рыбу, если не заедет, то ее высушат на солнце и продадут после. Олончанин — большой любитель этой сушеной рыбы.

6. Но вот подул ветерок, рыба ушла в глубину, коровы выдоены, лошади найдены. Едут домой, но по дороге непременно нужно осмотреть сиговые сети.

7. Мало-помалу время движется к лету, и работа следующих дней не походит на вчерашнюю. Подходит листобросница — пора, совершенно незнакомая хозяевам средней и южной России. Женщины едут на лодках на тот же Янь-остров, находят березовые лядинки и, пригибая нижние ветки, обрывают лист и складывают в лодки.

8. Выкосили «земное» сено. Теперь можно приняться за болотное. Болота находятся у самого острова, и потому можно переселиться домой. Раньше болота не делили, но теперь такая нужда стала, что и болота разделили. И это — на Севере, где на каждого отдельного человека приходится, вероятно, много сотен десятин леса и болот.
Начали рубить горбушами болотную траву, стоя по колено в воде.
О художнике можно прочитать здесь
См. таже:
В краю непуганых птиц на рисунках Константина Сергеевича Соколова (26.05.1945— 26.03.1990) - ОКОНЧАНИЕ

воскресенье, 16 декабря 2012 г.

Сэр Томас Гейнсборо (1727-1788 )

Thomas Gainsborough (Sudbury 1727-1788 London). A greyhound in a landscape. Oil on canvas. 88.3 x 69.3 cm - Томас Гейнсборо (1727-1788 Садбери - Лондон). Борзая на фоне ландшафта. Холст, масло. 88,3 х 69,3 см

Томас Гейнсборо. Дама в голубом 1770-1780 гг. Холст, масло 76 х 64 см
Из журнала "Великие музеи мира" № 3 "Эрмитаж. Санкт-Петербург":
В XVII и XVIII веках портрет был самым популярным жанром в Англии. Присутствие голландца Антониса ван Дейка послужило стимулом для английских художников, среди которых в XVIII веке выделяется Томас Гейнсборо, который, несмотря на призвание пейзажиста, посвятил себя жанру портрета. Картина «Дама в голубом» является одной из самых удачных работ, написанных в период расцвета его карьеры, в 80-е годы XVIII века. Образ дамы полон ощущением покоя и безмятежности, благодаря своим размерам. Фигура, вся играющая нежными небесными, розовыми, светло-коричневыми, белыми и серо-жемчужными тонами, занимает прямоугольную плоскость холста. Изящная поза этой элегантной дамы, которая придерживает шаль, соскальзывающую с плеч, подчеркивает ее утонченный, аристократический вид. Легкие и плавные мазки придают картине едва уловимое движение, создающее впечатление живого присутствия.
Поза дамы корректно воспроизводит «Венеру целомудренную», которая так восхищала англичан в итальянском искусстве во время путешествий Гранд Тур по Италии. Объемная напудренная прическа и чудесный цвет лица сделали портрет источником вдохновения для таких художников, как Сарджент, Цорн и Больдини.
Александра Фреголент
Thomas Gainsborough (Sudbury 1727-1788 London). A wooded landscape with a pond and a figure on a path. Oil on canvas. 31.1 x 36.8 cm - Томас Гейнсборо (1727-1788 Садбери Лондон). Вид лесистой местности с прудом и фигурой на дороге. Холст, масло. 31,1 х 36,8 см

Thomas Gainsborough (Sudbury 1727-1788 London). Portrait of John Shelley (1729-1790). Oil on canvas. 76.2 x 63.5 cm - Томас Гейнсборо (1727-1788 Садбери Лондон). Портрет Джона Шелли (1729-1790). Холст, масло. 76,2 х 63,5 см

Thomas Gainsborough (Sudbury 1727-1788 London). Portrait of Mr Coke, of Brookhill Hall. Oil on canvas. 92.1 x 71.1 cm - Томас Гейнсборо (1727-1788 Садбери Лондон). Портрет г-на Кокса, из Брукхилл холла. Холст, масло. 92,1 х 71,1 см

Thomas Gainsborough (Sudbury 1727-1788 London). Portrait of Samuel Foote (1720-1777). Oil on canvas. 74.9 X 62.2 cm - Томас Гейнсборо (1727-1788 Садбери Лондон). Портрет Сэмюэля Фута (1720-1777). Холст, масло. 74,9 х 62,2 см

Томас Гейнсборо (1727-1788 Садбери Лондон). Дети Маршам. Исполнено в 1787 г. Холст, масло 243 х 182 см. Берлинская картинная галерея
Из журнала "Великие музеи мира №10 "берлинская картинная галерея": Несмотря на историческое соперничество, существовавшее между ними, через некоторое время после похорон Гейнсборо Рейнолдс, в своих знаменитых «Речах» (фр.), признал величие художника и его «сильное интуитивное восприятие». Оба мастера пользовались признанием за свои художественные достижения, но Гейнсборо противопоставляет предметному и торжественному искусству мягкий и лирический художественный стиль, уходящий своими корнями во французский XVIII век. Хотя он сам считал пейзаж благоприятной для себя областью деятельности, в портретах Гейнсборо также достигает полного взаимопроникновения природы и мастерства, культуры и непосредственности. Безупречное искусство скрывается у него за, казалось бы, легким языком, который постепенно становится все более гибким и раскованным. В картине «Дети Маршам» призвание пейзажиста прекрасно соотносится с созданием портретов в полный рост и в натуральную величину детей одной богатой английской семьи. Даже самые требовательные вкусы публики, аристократии и малоземельного дворянства, были бы удовлетворены этим оригинальным и необычным сочетанием изображаемых людей и фона. Это сильно отличает искусство Гейнсборо от неподвижного официального портрета. Фигуры, обрамленные деревьями, трактуются живописцем так же, как и природа, и включаются в богатую композицию, которая характеризуется насыщенностью и цельностью.
Вильям Делло Руссо
Thomas Gainsborough (Sudbury 1727-1788 London). Portrait of Sir Charles Gould. Oil on canvas. 228 x 152.5 cm - Томас Гейнсборо (1727-1788 Садбери Лондон). Портрет сэра Чарльза Гульда. Холст, масло. 228 х 152,5 см

Thomas Gainsborough (Sudbury 1727-1788 London). Portrait of Sir Francis Skipwith, 3rd Bt., (d.1778). Oil on canvas. 76.2 x 63.5 cm - Томас Гейнсборо (1727-1788 Садбери Лондон). Портрет сэра Фрэнсиса Скипвифа, 3-й баронета (ум.в 1778). Холст, масло. 76,2 х 63,5 см

Thomas Gainsborough (Sudbury 1727-1788 London). Portrait of an officer of the 1st Dragoon Guards, traditionally identified as Captain Philip Thicknesse. 1756. Oil on canvas. 64.1 x 55.9 cm - Томас Гейнсборо (1727-1788 Садбери Лондон). Портрет офицера 1-го полка гвардейских драгун, который традиционно определён как капитан Филипп Тикнесс. Исполнено в 1756 году. Холст, масло. 64,1 х 55,9 см