Показаны сообщения с ярлыком ГУН. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком ГУН. Показать все сообщения

понедельник, 12 мая 2008 г.

Карл Фёдорович Гун (1830-1877)


Старый воин времён гугенотов. 1870 г. (На 1-ой передвижной выставке картина была экспонирована под названием "Старик в средневековом шлеме"). Холст, масло. 60,5х50. Государственная Третьяковская галерея

Родился и вырос Гун в Прибалтике. Хотя он и прошел русскую художественную школу, однако в его творчестве не раз всплывали сюжеты, связанные с гражданской историей и историей культуры Западной Европы, а также с жизнью и бытом ее народов.
Мотивом сильнее всего занимавшим воображение художника в области зарубежной истории, служил период религиозных воин XVI века. В 1870 голу он исполнил несколько полотен, воссоздавших типы и отдельные эпизоды этой эпохи.
Передовая общественность воспринимала данный цикл в плане осуждения религиозного фанатизма. Подобная трактовка возможна и в отношении входившего в эту серию исторического портрета «Старика в средневековом шлеме». Профильное изображение воина, выбранное живописцем, позволило подчеркнуть его старческую немощь, столь контрастирующую с готовностью старика к участию в кровавой бойне, к чему его зовет жестокая религиозная нетерпимость.
В. В. Стасов с гордостью писал о творениях Гуна: «...в этих картинах выразилось столько истины и глубины, что если бы поставить их в парижских музеях, они играли бы там очень капитальную между французскими картинами на французские сюжеты: вот как иногда сильны русские таланты! До сих пор ни один французский или немецкий, или итальянский художник не способен был бы сделать на наши сюжеты то, что мы способны сделать на их сюжеты».
В окрестностях С.Преста, во Франции. 1865 г. Холст на картоне, масло. 22,6х31,2. Государственная Третьяковская галерея
"Попался!". Холст, масло. 52х67 см. Государственная Третьяковская галерея
Картина была исполнена во Франции, где художник находился на лечении в середине 1870-х годов. О ее сюжете из местного крестьянского быта автор так рассказывал в письме к П. М. Третьякову: "Мальчик, желающий улизнуть к товарищам играть, наткнулся на отца».
Бесхитростность мотива картины показывает, что передвижники, бывая за рубежом, в противоположность сторонникам академической школы, не искали «экзотики». В заграничных произведениях передвижников отражался их всегдашний интерес к народной жизни, стремление воплотить в искусстве прежде всего общечеловеческие черты, не разделяющие, а сближающие между собою народы
Картина «Попался!» экспонировалась на пятой выставке, ставшей последней прижизненной выставкой произведений живописца. Скоротечная чахотка сразила Карла Федоровича Гуна в расцвете творческих сил, именно тогда, когда он сам считал свое положение в искусстве полностью упрочившимся, когда, наконец, жизненные условия позволили ему обзавестись семьей. В лице дочери архитектора Монигетти он нашел не только верную спутницу жизни, но и деятельную помощницу в осуществлении творческих планов (в картине «Попался» она позировала мужу для образа молодой матери-работницы, стирающей белье).
О том, как много бы еще мог сделать Гун. свидетельствует отзыв В. В. Стасова о полотне «Попался!»: «...картина написана великолепно! С таким тонким чувством... что не худо было бы поучиться многим и многим нашим художникам».
Отвергнутая. Государственный музей латышского и русского искусства
Лето. 1871 г. Государственная Третьяковская галерея