Показаны сообщения с ярлыком ШЕВЧЕНКО Тарас. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком ШЕВЧЕНКО Тарас. Показать все сообщения

пятница, 30 мая 2014 г.

Т.Г. Шевченко. Портрет Горленко

Художник Т.Г. Шевченко. Портрет Горленко. Киевский государственный музей украинского  искусства

среда, 7 ноября 2012 г.

Т.Г. Шевченко (1814-1861). - два портрета

Т.Г. Шевченко (1814-1861). Портрет Е. Кейкуатовой. Исполнен в 1847 году. Холст. масло. Государственный музей Т.Г. Шевченко. Киев

Т.Г. Шевченко (1814-1861). Портрет маевской. Исполнен в 1843 году. Холст. масло. Государственный музей Т.Г. Шевченко. Киев
Из "Нового полного биографического словаря русских художников" Э.Г. Коновалова:
Шевченко, Тарас Григорьевич (1814-1861) - украинский поэт и художник. До 1838 г. - крепостной помещика П.В. Энгельгарда. Выкуплен В.А. Жуковский, К.П. Брюлловым, А.Г. Венециановым и другими русскими деятелями и определён в Академию художеств, где учился (1838-1845) у К.П. Брюллова. С 1860 г. - академик гравирования. Работал как живописец, акварелист, рисовальщик и гравёр. Реалистическая направленность его творчества проявилась уже в ранних работах ("Катерина", 1842, Музей Т.Г. Шевченко; серия офортов "Живописная Украина", 1844) и достигла обличительной силы в ссылке ("Наказание шпицрутенами", 1857, тушь, бистр). автор ряда глубоких психологических портретов ("Автопорет", 1841, Киевский музей Т.Г. Шевченко), эмоциональных пейзажей Украины и Казахстана. Его работы имеются также в Государственном Русском музее, Музее украинского искусства и других. 

Открытки из набора: "Украинская портретная живопись. Середина XIX  века"

четверг, 9 апреля 2009 г.

Шевчено Тарас Григорьевич

В центре творчества Тараса Шевченко всегда был человек, неповторимый и уникальный в стремлении к гармонии и счастью, личность, способная взглянуть в лицо судьбе и даже бросить ей вызов. Для художника освещенное счастьем лицо человека - наибольшая ценность. Но почему же так непросто достичь гармонии< в человеческих отношениях, если все созданы по образу и подобию Божию? Шевченко верил, что "если бы красота ... хотя на половину человечества имела свое благодетельное влияние, тогда бы мы быстро близились к совершенству Свои композиции художник строит как своеобразные диалоги между персонажами, придавая большое значение языку жестов и взгляду глаз. Это никак не идиллия, но всегда - таинство соединения и перетекания энергии радости и тревоги, грусти и любви. Его человек не затерян в толпе, он раскрывается в непосредственных, естественных взаимоотношениях в кругу семьи, среди друзей, прикосновении любящих сердец. Художник не подчеркивает социальный статус своих героев, для >него в первую очередь важна сама личность.
Мир человеческих отношений в произведениях Шевченко подчеркивается мягким светотеневым моделированием. Соединяя широкую заливку и мелкий "иголочный" мазок, художник достигает особенной пластичности, обволакивая персонажи тонкой вибрацией воздуха. Его фигуры будто освещены внутренним светом. Вынужденный ограничиваться монохромной гаммой, художник достиг богатой тональной градации в передаче предметного и духовного миров. Шевченко часто рисовал детей, любуясь их непосредственностью и открытостью. Ему это хорошо удавалось поскольку он сам сохранил детскую искренность и чувствительность к миру.
В последние годы жизни у Шевченк было много почитателей и славы, хотя в его произведениях все чаще звучала тема одиночества. Но это лишь иной регистр взаимности когда окруженный золотой тишиной безмолвия человек раскрывается навстречу Всевышнему. Его искусство - концентрированная воля к жизни и свету, способная открыть мудрый взгляд на наш конфликтный мир:
... Добре жить
Тому, чия душа і дума
Добро навчилася любить!
Не раз такому любо стане,
Не раз барвінком зацвіте.
Отак, буває в темну яму
Святеє сонечко загляне,
І в темній ямі, як на те,
Зелена травка проросте.Мария. Рисунок по поэме А.С. Пушкина "Полтава". 1840. Бумага, акварель
Портрет Вари и Василька Репниных. 1844. Холст, масло
Портрет Анны Закревской. 1943. Холст, масло
У огня. 1848-1849. Бумага, карандаш, сепия
Молитва по усопшим. 1856-1857. Бумага, сепия
Среди разбойников. 1856-1857. Бумага, тушь, бистр
Портрет Агаты Усковой с дочерью Натальей. 1854. Бумага, сепия
Крестьянская семья. 1843. Холст, масло
Man was always in the centre of Taras Shevchenko's artistic world, an inimitable human being unique in his longing for harmony and happiness, the personality able to confront fate and even to challenge it. Man's face lit up with happiness is the greatest treasure for any artist. But why is it so difficult to reach harmony in human relations if all of us are created after 'God's image and likeness`? Shevchenko believed that "if beauty ... had its beneficial influence at least on a half of mankind then we should swiftly approach perfection."
The artist built his compositions as original dialogues between characters attaching great importance to the language of gestures and looks. It is by no means an idyll but always a mystery of unity and transference of energy of joy and anxiety, sorrow and love. His man is not lost in the crowd, he is shown in ingenuous natural interrelations: in the family circle, among friends, in the contact of loving hearts. The artist does not emphasise the social status of his characters, for him the personality itself is of paramount importance.
Shevchenko conveys the world of human relations through soft chiaroscuro modelling. Combining broad wash drawing and fine 'needle' strokes, the artist attains a special plasticity enveloping his characters in a subtle air vibration. His figures seem to be brightened up with an inner light. Not going beyond a monochrome colour scheme, the artist achieves rich tonal gradation in representing object and spiritual worlds.
Shevchenko often drew children admiring their ingenuousness and openheartedness. He succeeded in this, as he himself had retained childlike sincerity and sensitiveness.
In his last years Shevchenko had many admirers and much fame though the theme of loneliness sounded in his works more and more often. But this is only another register of interaction when surrounded by "the golden peace of silence" man opens up to the Most High.
His art is a concentrated will to live and striving for light able to form a wise judgement of our conflict world:
...Life is pleasant
To him whose soulful thoughts have learned to love
The way of goodness; for it often happens
That such a man feels pleasure as intense
As if a bed of flowering periwinkle
Covered all life, as if the blessed son
Were peering down into a shadowy pit
And in that dark pit, unexpectedly
A carpet of green grass spread all about.

среда, 8 апреля 2009 г.

Шевчено Тарас Григорьевич

Портрет Йосипа Рудзинського. 1845. Холст, масло
Сваты. 1844. Бумага, офорт
Киргизёнок. 1856-1857. Бумага, сепия
Катерина. 1842. Холст, масло
Две девушки. 1858. Бумага, офорт, аквантина

Шевчено Тарас Григорьевич

У центрі мистецького світу Тараса Шевченка завжди була людина неповторна й унікальна у прагненні гармонії і щастя особистість здатна поглянути в обличчя долі і навіть кинути їй виклик. Для митця осяяне щастям обличчя людини - найвища цінність у природі. Але чому так важко досягти гармонії у людських взаєминах, якщо всіх нас створено "за образом і подобою Божою "? Шевченко вірив, що "коли б краса ... бодай на половину людства мала свій благодійний вплив, тоді б ми швидко наближалися до досконалості ...".
Свої композиції художник будує як своєрідні діалоги між персонажами надаючи великого значення мові жестів і очей. Це аж ніяк не ідилія, але завжди - таїнство увзаємнення і перетікання енергії радості і тривоги, смутку і кохання. Його людинане загубилася в натовпі, вона розкривається у безпосередніх природних стосунках: у колі родини, серед друзів, у дотику люблячих сердець. Художник не наголошує на соціальному статусі своїх героїв, для нього насамперед важить сама особистість.
Світ людських стосунків у творах Шевченка увиразнено м'яким світлотіньовим моделюванням. Поєднуючи широку заливку і дрібний голковий мазок художник досягає особливої пластичності огортаючи персонажі тонкою вібрацією повітря. Його постаті немов осяяні внутрішнім світлом. Змушений обмежуватися монохромною гамою, художник досяг багатої тональної градації у передачі предметного і духовного світів.
Шевченко часто малював дітей, милуючись їхньою безпосередністю і відкритістю. Йому це добре вдавалося, бо й сам він зберіг дитячу щирість і чутливість до світу.
В останні роки життя Шевченкові не бракувало шанувальників і слави, проте в його творах дедалі частіше звучала тема самотності. Але це лише інший регістр взаємності, коли оточена "золотою тишею мовчання" людина розкрива­ється назустріч Всевишньому.
Його мистецтво - концентрована воля до життя і світла, здатна відкрити мудрий погляд на наш конфліктний світ:
... Добре жить
Тому, чия душа і дума
Добро навчилася любить!
Не раз такому любо стане,
Не раз барвінком зацвіте.
Отак, буває в темну яму
Святеє сонечко загляне,
І в темній ямі, як на те,
Зелена травка проросте.
Цыганка-ворожка. 1841. Бумага, акварель
Она в своём быту. 1859. Бумага, плюр, офорт, аквантина
Среди товарищей. 1851. Бумага, сепия, белила
Мальчик-натурщик. 1860. Бумага, сепия, карандаш
Нищий на кладбище. 1859. Бумага, офорт, аквантина

четверг, 27 марта 2008 г.

Шевчено Тарас Григорьевич (продолжение)

В Решитиловке. Акварель, тушь, сепия. 1845 г.
Наказание колодкой. Из серии "Блудный сын". Бистр, тушь. 1856-1857 гг.
Казахские дети-байгуши. Сепия. 1853 г.
Сельский суд. Из серии "Живописная Украина" . Офорт. 1844 г.
Форт. Кара-Бутак. Акварель. 1848 г.

Автопортрет Т.Г. Шевченко ЗДЕСЬ

пятница, 2 ноября 2007 г.

Шевчено Тарас Григорьевич

Тарас Григорьевич Шевченко (25 февраля (9 марта) 1814г., село Моринцы Киевской губернии — 26 февраля (10 марта) 1861, Санкт-Петербург) — украинский поэт и художник, автор прозы на русском языке, считается основоположником современного украинского литературного языка. Прожил большую часть жизни за пределами Украины.

Изучение ШЕВЧЕНКО, как живописца, представляется трудным делом, по разбросанности и малой доступности его произведений, лишь случайно и в очень малом числе попадавших на выставки. Большая часть рисунков ШЕВЧЕНКО хранится в Чернигове в музее Тарновского. Издано очень немногое и в отрывочной форме. Исследований и описаний мало (Шугурова, Русова, Горленко, Кузьмина, Гринченко); исследования кратки, касаются частных вопросов; ещё недавно, в декабре 1900 г., г-н Кузьмин небезосновательно жаловался, что о ШЕВЧЕНКО, как художнике, «почти ничего не говорилось». Мнения о ШЕВЧЕНКО, как рисовальщике, значительно расходятся. Так, г-н Кузьмин говорит, что «Шевченку по справедливости может быть приписана слава едва ли не первого русского офортиста в современном значении этого слова». Ещё ранее Сошенко усматривал в ШЕВЧЕНКО живописца не последней пробы. Иначе смотрит г-н Русов (в «Киевской Старине», 1894 г.). По его мнению, ШЕВЧЕНКО в живописи был лишь «фотографом окружающей природы, к которой и сердце его не лежало, и в создании жанра он не пошёл дальше ученических проб, шуток, набросков, в которых, при всем желании найти какую-либо художественную идею, мы уловить её не в состоянии, до такой степени неопределенна композиция рисунков». И Кузьмин, и Русов признают в живописи ШЕВЧЕНКО несоответствие её поэтическим его сюжетам, но в то время как г-н Русов усматривает в этом недостаток, г-н Кузьмин, напротив, видит достоинство.

Чтобы определить значение ШЕВЧЕНКО, как живописца и гравера, нужно оценить его произведения в совокупности и с разных исторических точек зрения, не подгоняя их под то или другое излюбленное требование. ШЕВЧЕНКО заслуживает изучения как сила, отразившая на себе настроение эпохи, как ученик определенных художественных течений. Кто пожелает ознакомиться обстоятельно со школой Брюллова и выяснить его влияние, тот некоторую долю ответа найдет в рисунках и картинах ШЕВЧЕНКО Кто пожелает изучить влияние в России Рембрандта, тот также не сможет обойти ШЕВЧЕНКО Он относился к искусству с глубокой искренностью; оно доставляло ему утешение в горькие минуты его жизни. Рисунки ШЕВЧЕНКО имеют немалое значение для его биографии. Есть рисунки, взятые прямо из окружавшей поэта бытовой обстановки, с хронологическими датами. Распределенные по годам (что сделано уже отчасти г-ном Гринченко во 2 т. каталога музея Тарновского), рисунки в совокупности обрисовывают художественные вкусы и стремления ШЕВЧЕНКО и составляют важную параллель к его стихотворениям.

Кроме автобиографического значения, рисунки ШЕВЧЕНКО имеют значение историческое. Одно время поэт, по поручению киевской археографическое комиссии, срисовывал малорусские памятники старины в Переяславле, Субботове, Густыни, Почаеве, Вербках, Полтаве. Тут находятся рисунки домика Котляревского, развалин Густынского монастыря до исправления, места погребения Курбского и др. В настоящее время историческую ценность имеют многие жанровые рисунки. Таков, например, рисунок «В былое время» (в собрании С. С. Боткина в СПб.). На рисунке изображено наказание шпицрутенами, печальная «зелёная улица». Приговоренный к наказанию сбросил сорочку; у ног его валяются снятые тяжелые железные кандалы. Перед ним тянется длинный ряд его невольных палачей. Вблизи ведро, должно быть, с водой. Вдали на горе очертание крепости. Это — правдивая страница из истории русского быта. Вспоминая однажды, в конце своей жизни, солдатчину, ШЕВЧЕНКО достал из альбома этот рисунок и дал своему ученику Суханову такое пояснение его, что тот тронут был до слез, и ШЕВЧЕНКО поспешил утешить его, сказав, что этому зверскому истязанию наступил конец. Историческое значение имеет ныне и бытовой в свое время рисунок «Товарищи», изображающий тюремную камеру с двумя скованными арестантами, причем железная цепь идет от руки одного арестанта к ноге другого — превосходная иллюстрация к книге А. Ф. Кони о докторе Гаазе. Характерно обрисована вся тюремная обстановка.

Есть ещё одна сторона в рисунках ШЕВЧЕНКО, весьма любопытная — этнографическая. Если разобрать многочисленные рисунки ШЕВЧЕНКО с фольклорными целями, то в итоге получится ценная этнографическая коллекция. Так, для ознакомления с постройками могут пригодиться старинное здание в украинском селе, комора в Потоке, батьковская хата; для ознакомления с костюмами — ярмарка, девушка, рассматривающая рушник, женщина в намитке, выходящая из хаты, «коло каши» (четыре крестьянина едят под вербой кашу из казанка), «знахарь» в костюме, характерном для крестьян Киевской губернии, «старосты» в интересный момент подачи невестой рушников и многое др. Для малорусского жанра старого времени интересны рисунки чумаков в дороге среди курганов, бандуриста, деда у царины, пасечника, волостного суда («судня рада») с подписью: «отаман сбира на село громаду, колы що трапытця незвычайне, на раду и суд. Громада, порадывши и посудывши добре, расходится, пьючи по чарци позвовои» и др. В этих рисунках ШЕВЧЕНКО является достойным современником Федотова. Ограниченное местное значение имеют многочисленные рисунки среднеазиатской природы — той пустынной, степной обстановки, среди которой ШЕВЧЕНКО вынужден был влачить свою жизнь: бедная природа, песчаные бурханы, скалистые берега рек, редкие кустарники, группы солдат и татар с верблюдами, магометанские кладбища. Рисунки этого рода, сохранившиеся в значительном количестве и большей частью прекрасно исполненные, могут послужить хорошей иллюстрацией к некоторым горестным стихотворениям ШЕВЧЕНКО из первых тягостных лет его ссылки.

Картин ШЕВЧЕНКО масляными красками очень мало; ШЕВЧЕНКО лишь изредка прибегал к кисти. Судя по обстоятельному каталогу г-на Гринченко, в богатом собрании Тарновского в Чернигове (свыше 300 №№) находятся всего лишь четыре картины ШЕВЧЕНКО масляными красками — «Катерына», «Голова молодого человека», «Портрет княгини Репниной» и «Кочубей». Г-н Горленко в «Киевской Старине» за 1888 г. указывает ещё на три картины ШЕВЧЕНКО масляными красками — «Пасечник», портрет Маевской и собственный портрет. В Харькове, в частном музее Б. Г. Филонова, находится приписываемая кисти ШЕВЧЕНКО большая картина «Спаситель», высотой аршина два и шириной полтора. Работа чистая, краски свежие, отлично сохранившиеся, но стиль чисто академический. Христос изображен по пояс, в профиль, со взором, обращенным на небеса. В музее искусств и древностей харьковского университета находится небольшая картина ШЕВЧЕНКО, написанная на холсте масляными красками, с надписью белой краской: «Та нема гирше так никому, як бурлаци молодому». На картине поясное изображение пожилого малоросса, с небольшими усами, без бороды и без бакенбард. Улыбка на лице не отвечает надписи. Фон картины почти совсем чёрный. Заметно влияние Рембрандта, которого ШЕВЧЕНКО рано полюбил. По словам В. В. Тарновского, ШЕВЧЕНКО в академии называли русским Рембрандтом, по существовавшему тогда обыкновению давать наиболее даровитым ученикам имена излюбленных художников-образцов, с манерой которых работы этих учеников имели наиболее сходства. В офортах ШЕВЧЕНКО обнаруживаются характерные черты работ великого голландца: те же неправильные, пересекающиеся в самых разнообразных направлениях штрихи — длинные, частые — для фонов и затемненных мест, мелкие, почти обрывающиеся в точки в местах светлых, причем каждая точка, каждый мельчайший завиток, являются органически необходимыми, то как характерная деталь изображаемого предмета, то для усиления чисто светового эффекта. В последнее время рисунки ШЕВЧЕНКО случайно попадали и на выставку гоголевско-жуковскую в Москве в 1902 г., и на выставку XII археологического съезда в Харькове в 1902 г., но здесь они терялись в массе других предметов. В Харькове были выставлены две гравюры ШЕВЧЕНКО 1844 г. — «Судня рада» и «Дары в Чигирине», обе из коллекций профессора М. М. Ковалевского в Двуречном Куте, Харьковского уезда. В печати неоднократно было высказано пожелание (например, г-ном Горленко в «Киевской Старине» за 1888 г.), чтобы все рисунки и картины ШЕВЧЕНКО были воспроизведены и изданы в форме собрания, что весьма пригодилось бы и для истории русского искусства, и для биографии ШЕВЧЕНКО.

Автопортрет. 1840 г.
Портрет Маевской. 1843 г.
Наказание шпицрутенами. Из серии "Блудный сын". Бистр., тушь. 1856-1857 гг.
Катерина. 1842 г.
Крестьянская семья. 1843 г.
Портрет М.С. Щепкина. Ит.карандаш, белила. 1858 г.
Портрет Айра Олдриджа. Ит. карандаш, белила. 1858 г.