понедельник, 7 апреля 2014 г.

Французский художник Вильям Адольф Бугро (1825-1905)

Вильям Адольф Бугро - «Амур с бабочкой». Холст, мало. 117 x 168 см. 1888 г.

Из журнала «Всемирная Иллюстрация» №1007- 1888 г.

«Выставка картин современных французских художников»

… Из современных францухских классиков Бугеро блещет в особенности неподражаемым колоритом и изысканной манерностью рисунка, составляющего средину между строгими линиями великих греческих и римских образцов и распутной красотой линий Буше. «Амур с бабочкой» - прелестная голенькая девочка с невероятно свежим розовым телом, грациозно изогнутыми пальчиками руки и с белокурой головкой, только что завитой у парикмахера. Картинка стоит двадцать тысяч франков . …
Вильям Адольф Бугро - «Первое горе». Холст, мало. 252 x 203 см. 1888 г. Национальный музей изобразительных искусств

Из журнала «Всемирная иллюстрация» №1008 1888 г.:

Первое горе
Картина В. Бугеро

Не дальше, как в прошлом номере нашего журнала, по поводу картины В. Бугеро «Амур с бабочкой», бывшей на выставке современных французских художников в Петербурге, было замечено, что этот художник, из всех нынешних французских классиков, «блещет в особенности своим неподражаемым колоритом и изысканной манерой рисунка, составляющего средину между строгими линиями великих мастеров Греции и Рима и сладострастной красотой линий Буше». То же приходится повторить и по поводу его картины «Первое горе», имеющейся в нынешнем парижском салоне. Бугеро – один из самых верных художников тела и пользуется всяким сюжетом, который позволяет ему заняться телом. «Первое горе»! В первый раз мать видит труп своего ребёнка. Какой страшный день, когда в мир вошла эта неизмеримая скорбь! И эта смерть – первая, и эта первая смерть есть – первое убийство. И убийца – это её дитя, другой сын, который. Через своё рождение, через свою жизнь сделал её участницей в своём преступлении, наполняющем её бесконечным ужасом. Как поэтична эта легенда! Родившись в представлении людей, она обладает широтой захвата природы, глубиной детского предчувствия; она является символом вечного чувства и, переходя из возраста в возраст, разрастается, увеличиваясь мало помалу старящийся человеческий опыт. Ева. Плачущая над трупом Авеля, - ведь это скорбь всех матерей. Это – богоматерь у подножия креста, это – все те никому неизвестные женщины, которые в ослеплении горя ропщут на Бога, негодуя, зачем они не могут дать дважды жизнь, хотя и ценой своей собственной смерти.
Этот страшный сюжет Бугеро трактует с присущими ему талантом и хладнокровием. О картине его можно подумать, что это копия с «живой картины», поставленной людьми со вкусом и любителями красивых линий и изящных групп. Она не расстраивает зрителя, она в себе самой заключает объяснение – «Мне так и слышится» - говорит французский художественный критик – «голос лос профессора академии художеств: - Сюжет – смерть Авеля. Небо мрачно; в поле подымается к небу дым; это необходимо по двум причинам: во-первых, потому, что природа должна присоединиться к этому великому горю наступлением мрака; во-вторых, потому что этот мрачный фон оттенит тело и лучше выдвинет главную группу. Как сгруппировать теперь Адама, ему и труп Авеля, не повторяя других прекрасных композиций? Адам сидит на скале; труп Авеля опрокинулся на колени отца, перегнулся и касается головой и ногами земли: такая композиция представляет двойную выгоду – рельефнее покажет в центре композиции. В красивых кривых линиях, блеск обнажённого тела. Адам прижимает к сердцу левую руку свою и наполовину поворачивает голову, для выражения скорби; правой рукой – для обозначения того, что он – муж , он охватывает Еву, прижимая её к себе. Мать, прижавшись к Адаму, закрывает руками лицо, как бы желая оттолкнуть от себя ужасное зрелище: припомните того греческого художника, который писал принесение Ифигении в жертву Диане – вот голова Агамемнона. Заметьте, наконец, ка различны по своему тону все три тела, сообразно из полу и возрасту, и как вся композиция «пирамидальна», удовлетворяя закону. Ничто здесь не предоставлено случаю. Всё сделано умышленно, всё предвидено – и всё так и перешло на полотно. Но искусство – не то, что это знание. Рисунок без движения – это не больше и не меньше, как простая каллиграфия. Конечно, вкус необходим; но роль его в живописи заключается лишь в том, чтобы не позволять чувству, страсти выходить за известные пределы; но можно ли говорить о пределах, если налицо нет того явления, вещества, которому нужно было бы поставить пределы? В каждом истинно художественном произведении – какая-то особая прелесть, совершенно ускользающая от анализа. – «Истинная красота, - сказал один греческий философ, - это скорее то, что сама соразмерность; истинна красота – нечто особое, облекающее всё прелестью и вселяющее любовь во всех, кто жаждет её».
Кроме картины «Первое горе», Бугеро выставил ещё другую – «Купальщицу», белое и розовое тело которой выделяется на фоне зелени. Движение прекрасно, все линии превосходны, всё тело дышит прелестью и нежной страстью.

Вильям Адольф Бугро - «Купальщица». Холст, мало.95 x 190,5 см. Музей-Театр Сальвадора Дали

Комментариев нет: