воскресенье, 20 апреля 2014 г.

Пасха, церковь

Николай Корнильевич Пимоненко (1862-19120. Утро Христова Воскресения.

Из журнала «Всемирная Иллюстрация» №1161-1891 г.:

«Утро Христова Воскресения»
Картина г. Пимоненко

Сцена происходит в Малороссии, в убогой деревне, с деревянной ветхой церковью. Наступила ночь перед Христовым Воскресеньем и, мало по малу, деревенька проснулась; по единственной улицне её, составляющей продолжение или, вернее, часть дороги и идущей от одного города до другого, началось движение. В особенности много видно женщин, приодетых по праздничному, иногда кокетливо. Дети толпой сопровождают их. Они несут пасхи и куличи и все направляются к убогой церкви, стоящей по выходе из села, почти в поле, на косогоре. Внутренность церкви горит огнями; ещё какая-нибудь четверть часа – и начнётся благовесть, возвещающий великую радость православному народу. С другой стороны села направляется к церкци целая толпа народа, тоже принаряженная по праздничному. Тут попадается всякий люд – со своей деревни и с соседних, - старички, молодые парни, девки, бабы. Ребятищки, разумеется, и тут составляют главную армию. Толпа эта подходит к церкви и старается протиснуться внутрь, хотя церковь уже и без того порядком заполнена. Делать нечего, приходится стоять у входа. А бабы с пасхами и куличами устроились тут же, по близости, и составили как бы кольцо вокруг церкви; на земле, подостлав платочки, они расставили свои куличи и сами уселись рядышком. Куличи будут святить. Ребятишки и тут шмыгают и в ожидании крестного хода намереваются даже затеять игру.
- Вишь озорники какие, нехристи, Бога вы не боитесь, шельмы».. говорит одна старуха, злобно поглядывая в их сторону. Она уселась у самого крыльца церкви и заняла. Так сказать, одно из почётных мест.
Ребятишки, конечно, не обращают ни малейшего внимания ни на её брань, ни на брань других баб, желающих поддержать порядок и благочиние. Начинается игра. Но мужики их мигом смиряют: несколько подзатыльников и дело с концом. Ребятишки уходят подальше от взрослых. У церкви остаются только девочки, которым ведь тоже скучно, в ожидании крёстного хода.
- Гопко, давай пробовать яйцо, у кого сильнее … говорит одна девочка другой.
Вынимают из кармана красные яички … пробуют: у Гопки яичко разбито и победительница весело смеётся, а Гопка с недовольным видом уходит в сторону.
В это время несколько поодаль стоят две молодые бабы, сторожа свои куличи. Сзади них здоровый парень, который чуть-чуть нагнувшись к одной из них, что-то говорит им забавное; бабы улыбаются, отсраняясь, впрочем, от него с жестом, как бы говоря:
- Да уйди ты, ради Христа, не вводи во грех! Озорник, право, озорник!..
Словом все в праздничном настроении, в ожидании великого праздника … И вдруг всё приходит в движение … раздался первый звук колокола … Сейчас пойдёт крёстный ход. В публике движение, толкотня и начинают раздаваться поцелуи и приветствия: «Христосе воскресе!» - «Воистину воскресе»…



Александр Иванович Морозов (1835-1904). Выход из церкви в Пскове. Государственная Третьяковская галерея

Из журнала «Всемирная Иллюстрация» №230-1873 г.:

«Выход из церкви», картина академика А.И. Морозова

Есть громкие имена в живописи, как и во всякой специальности, составившие репутацию одним, каким-либо, произведением. Случалось даже составить имя за одну идею, бывшую в большом ходу в обществе и нашедшую воплощение в произведении художника, затем делавшего и ложные шаги, но не утрачивавшего лестное внимания публики, привязавшегося к его имени. Есть, наоборот, и глубокие в основе дарования, произведения которых нравятся, возбуждают похвалы знатоков и любителей, не удостаиваясь горячего сочувствия массы, легко увлекающейся модным эффектом. К которому из этих двух типов художников окажется более сочувствующим беспристрастное потомство, покажет время. Или, лучше сказать, время сбросит завесу. Скрывающую скромное достоинство и все хорошие стороны истинного таланта всплывут наверх, сообщив ему в потомстве лучезарное сияние непреходящей репутации и уверенной оценки капитальных качеств. Каковы (у всякого творца) верность характеров, правда в идее создания и простота самой природы, потому и не режущая глаз эффектом.
Живописец домашних сцен. Александр Иванович Морозов (родившийся в Петербурге, 17 мая 1835 г.), по свойству своего скромного, хотя и несомненно оригинального таланта, принадлежит ближе других к последнему, указанному нами, типу художников. Отзывы современных ценителей почему-то холодно и как-то вскользь говорят о его работах, по нашему мнению заслуживающих большей теплоты сочувствия. Александр Иванович Морозов вступил в Академию в 1851 году и считался учеником А.Т. Маркова. Являясь на выставки с 1854 г.; с одними портретами, впрочем. В 1857 г. Ему присуждена за портреты гг. Языковых серебряная медаль, действительно, исполнение их было естественное и вместе с тем очень приятное. За таким скромным началом, вдруг А.И. Морозов в 1861 году написал «Отдых на сенокосе» - картину, удостоенную 2-ц золотой медали и посланную на Лондонскую всемирную выставку. В этом произведении художник показал замечательную наблюдательность и много теплоты чувства. В 1864 году написана им сцена, теперь нами помещаемая, «Выход из церкви», где богатство живых, самых разнообразных типов, представляющих ансамбль из быта губернского города в праздничный день, до того художественный и мастерски переданный, что может удовлетворить самую придирчивую взыскательность. Эта картина доставила художнику звание академика (1864 г.). Долго готовясь написать опять оригинальную картину «из обыкновенной жизни», художник на выставку настоящего года поставил изображение «Сельской бесплатной школы», останавливавшее массы зрителей. Если мы прибавим к сказанному, что художник, смотрящий на жизнь так здраво и просто, - в летах полного расцвета своих способностей, то приятная надежда видеть в будущем обилие настолько же задушевных произведений, как до сих пор исполненные, оказывается первым из ощущений, рождающихся при мысли о скромном артисте,посвящающем дни свои художественному труду. Существование трудом, конечно. Принуждало художника производить десятки портретов, картины для церквей и вообще работы для денег. Но, это не уклонило его мысли от идеалов, воплощённых в сценах быта, с живой мыслью в основе, оригинальными характерами и естественным выполнением без всякой аффектации. Желаем ему от души успехов.
Иван Иванович Творожников (1846-1919) - У церкви. Государственная Третьяковская галерея

Из журнала «Всемирная Иллюстрация» №1146 -1891 г.:

«У церкви»
Картина И.И. Творожникова

Из жанровых картин прошлогодней академической выставки, кактина г. Творожникова «У церкви» – несомненно одна из лучших. Г. Творожников принадлежит к небольшой теперь группе художников. Которые разрабатывают в своих произведениях народный быт; он его хорошо знает, видимо тщательно наблюдал его и эти наблюдения не пропали для него даром. В картине «У церкви» нет особенной идеи, но в ней есть много непосредственного наблюдения, знание народной жизни и чудестные типы. В картине прекрасно сгруппированы фигуры и каждая из них представляет характерный народный тип; мужики, спокойно стоящие, бабы в различных позах, с детьми на руках или с котомками, молящиеся или отвешавающие глубокие поклоны, мальчики и дети, дрожащие от холода и весь этот люд, вереницей стоящий у входа в церковь, – всё это представляет не только живописную, но и правдивую группу, которая является тем более характерной, что окружена чуть-чуть намеченным, но прекрасно выполненным пейзажем.

Комментариев нет: