воскресенье, 6 июля 2008 г.

Древний Углич на акварелях Петра Дмитриевича Бучкина

Есть художники, писатели, поэты, творчество которых не является очевидным новаторством, и тем не менее значение их для искусства велико. Мы ценим в них прежде всего продолжателей лучших реалистических традиций, мастерство, принципиальность убеждений, верность раз и навсегда избранному пути. Именно к таким деятелям относится старейший советский художник-реалист Петр Дмитриевич Бучкин (1886—1965).
Бучкин родился в деревне Сафроново Тверской губернии. Его детство и юность прошли в городе Угличе, куда переехали родители мальчика вскоре после его рождения.
Первыми учителями Бучкина были деревенские иконописцы, плотники и мастера народной игрушки, его мать — искусная вышивальщица и кружевница. Окончив Угличское городское училище, Бучкин в 1899 году поступает в Центральное училище технического рисования в Петербурге, а в 1904 году — в Высшее художественное училище при Академии художеств. В 1912 году юноша заканчивает Академию художеств и удостаивается звания художника.
С этой поры начинается долгий и упорный труд Бучкина в искусстве: изучение жизни, штудия натуры, тренировка глаза и руки в этюдах, набросках и рисунках, постоянное совершенствование художнического мастерства от картины к картине. В процессе работы — свои находки, свои неудачи. Какие-то произведения больше удовлетворяют автора, какие-то меньше. Но в каждом из них — творческий поиск, огромный кропотливый труд влюбленного в искусство художника-реалиста.
Большое место в его творческом наследии портретные и бытовые зарисовки.
Особое внимание уделял Бучкин пейзажу. В многочисленных этюдах, выполненных в самых различных техниках —масле, акварели, карандаше, туши, художник запечатлел поэтичные уголки Прибалтики, Украины, Ленинградской области. Но самыми любимыми для живописца на протяжении всей его долгой жизни оставались родные места —волжские берега, раскинувшийся на них Углич. Здесь, в этом исконно русском городе, хранящем очарование старины, в этом городе-музее, где почти каждое здание — памятник искусства, проводил юный художник каникулы в период учебы. До конца своих дней он, как только представлялась возможность, приезжал сюда и бесконечно много писал Углич и Волгу. Работы эти, написанные в разные годы и собранные воедино, могли бы составить самостоятельную и небезынтересную выставку. (Все они еще при жизни Бучкина были завещаны художником его родному городу.)
В данной подборке представлена малая часть произведений, посвященных Угличу. Выполнены они акварелью. Надо сказать, что в акварели живописец успешно работал еще в студенческие годы. Уже тогда он принимал активное участие в отчетных ученических выставках акварелей и рисунков, уже тогда выставлял угличские пейзажи и виды Волги. Как-то, значительно позднее, И. Е. Репин при встрече с уже сформировавшимся художником сказал ему: "Помню, помню ваши сочные, смелые акварели. Они мне понравились". Бучкин всегда понимал эту тончайшую, таящую в себе огромные изобразительные и выразительные возможности технику и любил ее.
В 1920 —1930-е годы Бучкин заведует художественным отделом издательства „Радуга", работает над иллюстрированием детских книг, создает живописные произведения. Наиболее интересные из них — „Выступление В. И. Ленина на Апрельской конференции РСДРП", „Какова пшеница!", „Пастушок Алеша" и „Задание на полет".
С 1936 года Бучкин преподает рисунок в Ленинградском институте живописи, скульптуры и архитектуры, а позднее и до конца своих дней ведет педагогическую работу в Ленинградском высшем художественно-промышленном училище имени В. И. Мухиной. За долгий и плодотворный труд в изобразительном искусстве художнику в 1956 году присвоено почетное звание заслуженного деятеля искусств РСФСР.
Основная тема послевоенного творчества Бучкина— жизнь советских людей. О трудовых буднях колхозного села рассказывают такие значительные в искусстве художника картины, как „На молотильном току" (1947), „Уборка урожая" (1948), „Хлеборобы" (1957-1959). Ряд произведений, написанных Бучкиным в пору расцвета его таланта и представляющих большой интерес, посвящены выдающимся деятелям науки и искусства, его современникам. В картинах „М. И. Калинин в мастерской народного художника РСФСР В. Н. Мешкова" (1952), „А. М. Горький и Ф.И. Шаляпин" (1957), в портрете художника Н. Е. Тимкова (1958) он с большой силой реалистической убедительности передает тот или иной характер, то или иное событие.
С 1956 по 1960 год живописец с увлечением работает над крупнейшим своим историческим полотном „Обращение Козьмы Минина к русскому народу".
Мастерски исполнены художником занимающие большое место в творчестве Бучкина акварели.
Акварель с ее прозрачными тонами, мягкими переходами как нельзя лучше подходит для изображения светлых и хрупких, величественных и нарядных памятников русской старины, придающих Угличу особую красоту. Алексеевский монастырь, церковь царевича Димитрия ,,на крови" и Преображенский собор Кремля—эти стражи древности предстают перед нами в пейзажах Бучкина во всей своей подчас яркой, подчас сдержанно-интимной русской красоте. В работах художника и летний Углич с буйно цветущими деревьями и пестреющими в зелени бесконечными башенками церквей, и весенние мотивы с голубизной еще не стаявшего снега, и ранний, сияющий чистыми красками утренний город, и вечерний, задумчивый, Тонущий в золоте заката.
Полон настроения, пожалуй, наиболее эпический из вошедших в подборку угличских пейзажей „Вид с берега Волги". Застывшие в тиши тонкоствольные молоденькие деревца на первом плане и отражающийся в зеркале спящей реки зеленый берег с разноцветными соборами Углича сообщают пейзажу трогательную чистоту и безмятежность.
Некоторые работы больше удались автору, некоторые меньше, но в каждой из них — любовь художника к своему родному краю, тонко прочувствованная поэзия волжской природы, неповторимая красота русского пейзажа. И мы благодарны Петру Дмитриевичу Бучкину за то, что он познакомил нас с этой красотой, с одним из замечательных городов-музеев, которыми так богата Россия.
В. СеребрянаяУглич. Кремль. Спассо-Преображенский собор и колокольня
Углич. Кремль. Здание городской думы и колокольня
Старый Углич со стороны Волги.
Углич. Старый дом
Углич. Успенская ("Дивная") церковь Алексеевского моностыря
Углич. Вид с берега Волги.
Углич. Церковь царевича Дмитрия "на крови", княжеский дворец, Спассо-Преображенский собор
Углич. Церковь Флора и Лавра
Углич. Церковь "Дивная" при закате
Углич. Весенний день
Есть на нашей земле города, история которых и связанные с нею легенды и сказания переплелись в нашей памяти, и мы не остались к ним равнодушными: Псков, Новгород, Ростов-Ярославский, Суздаль, Владимир... Эти города сказочны и великолепны своей необычной красотой. К ним принадлежит и Углич. Расположен он на высоком берегу Волги, там, где река, изгибаясь, образует быстрину. Город, основанный еще во времена Киевской Руси при княжении Ольги, переживший за свою многовековую историю немало героических и драматических событий, и сегодня живет кипучей современной жизнью.
Углич — город удивительный. Узкие улочки старого посада, застроенные двухэтажными каменными и бревенчатыми домами, многие из которых сооружены еще в XVII и в XVIII веках, торговые ряды, столь характерные для русских городов, древние монастыри, с их соборами и постройками,
сама планировка города с лучами-дорогами, неизменно бегущими к древнему сердцу города — кремлю, и что-то неуловимое, исконно-русское в быту,— все это создает неповторимое, почти сказочное ощущение старины.
Углич уже с конца XII века был стольным городом княжества. Со времен же Ивана Калиты — это форпост Москвы, а его кремль не только административный центр, но и военная крепость, за стенами которой не раз сражались его жители. Во второй половине XV века Угличем правил Андрей Большой, сын Василия Темного, талантливый политический деятель своего времени.
Вторая половина XV века для молодого объединенного русского государства была временем роста его могущества, его культуры, неиссякаемого развития творческих художественных сил.
В это время в городах, в монастырях, в столице Руси — Москве ведется строительство каменных храмов, палат, крепостных стен.
Подражая Московскому князю и Великому государю всея Руси Ивану IV, Андреи Большой строит и у себя в Угличе кремль.
От тех далеких времен, от всего великолепия дворца со множеством палат, галерей, переходов, крылец до наших дней дошла лишь одна, видимо парадная, палата, известная как дворец царевича Димитрия. Это интересный памятник древнерусского гражданского зодчества.
Архитектурное решение палаты удивительно лаконично и просто. Строгая гладь стен, выложенных из красного кирпича, лишь кое-где прорезана небольшими арочными оконцами, скупо украшенными на новгородский манер скромными бровками. Эта строгость несколько нарушается окнами второго этажа; они поставлены на разных уровнях, что вносит игру линий в монументальный лаконизм архитектурного образа. Красивый узор, выложенный из кирпича на фронтонах, будто вышитый руками искусных мастериц, и четырехскатная крыша придают стройному по пропорциям зданию нарядный жизнерадостный облик.
Дворец царевича Димитрия, как парадная палата дворца Андрея Большого, располагался, видимо, некогда в глубине своеобразного внутреннего двора. Когда же к Угличу подъезжаешь пароходом, на город и его кремль открывается необычайная, сказочная для современного человека картина. Крепостные стены кремля давно снесены. Среди темнеющей зелени деревьев яркостью красного цвета стен и белизной декора сияет изумительная по красоте церковь Димитрия «на крови». Справа от нее виднеется белокаменный Спасо-Преображенский собор, а над всем кремлем и городом царит вертикаль колокольни, собирая в единый ансамбль и разрозненные здания кремля и рассыпанные по городу купола церквей и колоколен.
Со стародавних времен на Руси стало обычаем ставить храмы-памятники. История Углича полна драматических событий, и их памяти посвящено строительство ряда церквей в городе.
Старинная легенда гласит, что набатный колокол всполошил Углич. Сбежавшийся к кремлю народ нашел мертвым царевича Димитрия. На месте, где погиб царевич, была поставлена часовня, затем деревянная церковь, а в 1692 году каменная церковь Димитрия «на крови». Но лишь название церкви нам напоминает об этом трагическом событии. Церковь же нарядна и празднична.
По типу постройки церковь — посадский храм, рожденный XVI веком, временем бурного камен­ного строительства на Руси. Церковь поставлена на невысокий подклет с гладкими белокаменными стенами и состоит из колокольни, трапезной и храма. Декор из белого камня, будто праздничный наряд, одевает здание церкви, трапезной и колокольни, выложенных из ярко-красного кирпича. Зодчий избегает больших плоскостей гладких стен: он то разбивает их оконными проемами, обрамленными сочными белокаменными наличниками с замысловатыми кокошниками, то протягивает широкой лентой многообломный карниз, то выкладывает над карнизом ложные закомары, то ставит по углам второго этажа сдвоенные колонки; грани шатра он отмечает тягами, а плоскости разбивает слуховыми окнами. Особое внимание зодчий уделяет венчающей части церкви, которая играет решающую роль в создании художественного образа. Он высоко поднимает над приземистыми трапезной и апсидой шатер колокольни и основной объем храма с тесно поставленным пяти-главием, подчеркивая и декоративными приемами их «высотность». Венчают церковь красивые по силуэту купола. Контрасты низких и высоких объемов здания, беспрерывная игра света и тени, созданная сочным, будто лепным декором,— все это рождает чувство праздничности и сказочности. В архитектурном образе церкви Димитрия «на крови», словно в чистой воде лесного озера, отразилось жизнелюбие русского человека, его радостное восприятие мира.
Помимо этого на территории кремля сохранились и другие старинные постройки. Существующий ныне Спасо-Преображенский белокаменный собор возведен в 1713 году на месте старого, разобранного за ветхостью.
Путнику, шедшему в Углич по Ярославской дороге, еще издали виднелась стройная группа высоких белокаменных шатров Успенской церкви Алексеевского монастыря. Она величественно возвышалась над всем городом. Когда же подходишь к церкви с востока, поражает неудержимое стремление всех ее архитектурных масс в высь, к свету, к солнцу. Поражают свобода и легкость движения при строгой продуманности каждой детали, подчиненность всего главной теме. В народе церковь Успения была прозвана «Дивной». Под этим названием она известна и в истории древнерусской архитектуры. Тяжелое время неисчислимых бед пережил Углич в годы польско-литовского нашествия, когда его жители, укрывшись за стенами Алексеевского монастыря, оказали яростное сопротивление врагу.
В ней воплотились чувства национальной гордости, радости, мечта о необычном. Это один из красивейших памятников шатрового зодчества.
Необычайно стройна, изящна и нарядна церковь Рождества Иоанна Предтечи, находящаяся неподалеку от Воскресенского собора. Она поставлена на посаде в 1690 году богатым посадским человеком Чеполосовым в память убитого шестилетнего сына Ивана.
Основной объем церкви поднят значительно выше боковых приделов, апсиды и трапезной и увенчан изящным пятиглавием на вытянутых барабанах с богатым убранством. Стройный шатер колокольни дополняет пятиглавие, подчеркивая господство высоких объемов.
Интересен и ансамбль Воскресенского монастыря в Угличе. Он был построен в 1674 году ростовским митрополитом Ионом Сысоевичем. Три разных по назначению здания: монастырский собор, звонница и трапезная с церковью поставлены в одну линию и соединены между собою переходами
Невысокий и приземистый пятиглавый Воскресенский собор поставлен на подклет и имеет два совершенно симметричных придела. От придела к приделу собор обнесен крытой галереей На четырехскатном покрытии широко расставлены барабаны. Стены собора равномерно расчленены лопатками, над карнизом протянуты маленькие декоративные кокошники. В собор ведет крыльцо о четырех столбах с двойными арками с гирькой. Все очень устойчиво и спокойно Столь же уравновешены и спокойны массы четырехэтажной звонницы и церкви смоленской Богоматери с трапезной. Однако убранство ансамбля — красивые, характерные для данного здания наличники с фронтонами, перебивающими карниз, яркие цветные изразцы — придает ему нарядность и несколько оживляет формы здания.
Творческая фантазия зодчего была неистощима. Компонуя в единое целое разномасштабные объемы зданий, он создал красивейший живописный рисунок ритмов куполов и вызывает ощущение полной свободы и причудливой сказочности.
В Угличе сохранилось много интересных памятников каменного и деревянного гражданского зодчества XVIII века — дом Ворониных, дом Калашниковых, Овсянниковых - все они по-своему интересны и составляют в какой-то мере лицо старых улиц.
Архитектурный облик Углича окончательно сложился в XVII веке. Именно в этот весьма своеобразный для русского зодчества период здесь были построены и «Дивная» церковь, и церковь Димитрия «на крови», и Воскресенский монастырь, и церковь Рождества Иоанна Предтечи
Вместе с кремлем и живописной природой они создают красивейший городской пейзаж, в который своеобразно вписываются современные сооружения. Художник, приехавший вдруг в Углич, постарается запечатлеть своеобразную красоту памятников русской старины. Натурные этюды, рисунки ценны тем, что несут нам частицу живого впечатления и учат нас помнить, люить и понимать историю Родины, её культуру, выдающиеся творения русского зодчества.
 Л. Богино
Отправить комментарий