вторник, 2 октября 2012 г.

Мундиры русской армии XVIII века на гравюрах Христиана-Готфрида Гейслера (1770-1844)

Х.-Г. Гейслер (1770—1844)
Кирасир 1780 — начала 1790-х годов
Раскрашенная гравюра Государственный военно-исторический музей А. В. Суворова. Ленинград
Во второй половине XVIII века число кирасирских полков в русской армии то увеличивалось, то вновь сокращалось. В руководстве русской армии неоднократно менялись взгляды на роль кавалерии в бою и принимались различные решения о ее реорганизации. После завершения Русско-турецкой войны 1768—1774 годов П. А. Румянцев, а следом за ним Г. А. Потемкин предприняли ряд важных шагов по облегчению вооружения и снаряжения кирасиров. Это сказалось положительно на повышении боеспособности кирасирских полков и облегчило повседневную службу рядовых.
В 1777 году П. А. Румянцев в докладе правительству отмечал, что кирасы «за мгновенное спасение целый век тянут» и что они «могут в облегчение людей весьма отставлены быть». В итоге кирасиры избавились от необходимости ежедневно носить очень тяжелые металлические доспехи. Полная и окончательная отмена кирас последовала в 1801 году. Это привело к снижению защищенности кавалеристов в бою.
В итоге военных реформ 80-х годов XVIII века покрой мундиров рядовых кирасиров, а также их прически стали такими же, как в других частях русской армии. В это время колеты (форменные куртки) кирасиров имели палевый (соломенный, т. е. бледно-желтый) цвет.
Вооружение рядовых кирасиров, как и раньше, состояло из длинного палаша в ножнах, пары пистолетов и карабина.
Х.-Г. Гейслер (1770—1844)
Минер и пионер 1780 — начала 1790-х годов
Раскрашенная гравюра
Государственный военно-исторический музей А. В. Суворова. Ленинград
Инженерные войска русской армии и их составные части — минеры и пионеры — во второй половине XVIII века получили свое дальнейшее развитие и активно использовались при подготовке и в ходе самих сражений. В приказах А. В. Суворова и других военачальников им ставились конкретные задачи по обеспечению успешного наступления армии или сооружению защитных укреплений ее позиций.
Покрой обмундирования минеров и пионеров полностью соответствовал одежде армейской пехоты. Своей расцветкой мундиры солдат инженерных войск повторяли обмундирование артиллеристов. Кафтан, камзол и штаны — красного цвета. Лацканы, воротники и манжеты на куртках — черного цвета. Так же, как у солдат пехоты, штаны имели лампасы. Пояс на мундире был двухцветным — черным и белым; перевязь — белой. Голенища черных сапог были короткими. Легкую каску украшал высокий плюмаж. Ни цветом, ни формой она не отличалась от головных уборов гренадеров армейской пехоты.
Кроме шанцевого инструмента, каждый пионер и минер имел на вооружении тесак и ружье со штыком.
Х.-Г. Гейслер (1770—1844)
Гренадер пехотного полка 1780 — начала 1790-х годов 

Раскрашенная гравюра
Государственный военно-исторический музей А. В. Суворова. Ленинград

Гренадеры — ударная сила пехоты. Первоначально так именовались солдаты, которые, сражаясь впереди боевых порядков, забрасывали фитильными гранатами (гренадами) атакующую вражескую конницу либо возглавляли натиск своей пехоты на неприятельские укрепления. Когда Гренады стали выходить из употребления, гренадеры начали привлекаться для штыковых атак, наносивших врагу максимальный физический и психологический урон. В гренадерские роты отбирались самые рослые, смелые и подготовленные к бою солдаты. Суворов, воспитывая у российских гренадеров чувство уверенности в бою, подчеркивал, что перед их храбростью никакая сила в свете устоять не может. Обмундирование и снаряжение гренадеров в 80-е — первую половину 90-х годов XVIII века было хорошо приспособлено к ведению боевых действий. Их вооружение состояло из ружья со штыком и тесака, носимого на поясе. Зеленый с красными отворотами мундир (кафтан), красные штаны с желтыми лампасами, каска с желтым высоким плюмажем придавали воину привлекательный вид.
Данная гравюра не полностью раскрашена. Белыми остались плюмаж, лампасы, а также изображения солдат в палаточном лагере.
Х.-Г. Гейслер (1770—1844) 
 Бригадир пехотный 1780 — начала 1790-х годов 
Раскрашенная гравюра 
 Государственный военно-исторический музей А. В. Суворова. Ленинград
Длительное время в русской армии XVIII столетия между воинскими званиями полковника и генерал-майора существовал промежуточный чин бригадира. 
Как и все мундиры пехотных офицеров, суконный кафтан бригадира имел зеленый цвет, красные воротник и отвороты. Украшением кафтана служил золотой галун. Он был нашит по бортам офицерского мундира, окаймлял воротник, обшлага и клапаны карманов. Такой же позумент украшал и красный камзол. Белые штаны были заправлены в высокие черные сапоги с медными золочеными шпорами. Волосы сзади заплетались в косу, перевитую черной шелковой лентой. Из двух черных треугольных шляп парадная была полупуховой, а повседневная — поярковой. Офицерский поясной шарф изготовлялся из черных и золотистых шелковых нитей. Общая длина шпаги составляла один аршин и два вершка (80,02 см). Рукоять и металлические накладки на ножнах — вызолочены. Темляк шпаги — из желтого и черного шелка. 
В реляциях А. В. Суворова отмечается доблесть, мужество и распорядительность ряда бригадиров, сражавшихся под его началом и умело руководивших сводными отрядами, состоявшими из нескольких полков. В числе геройски погибших во время штурма Измаила военачальников был бригадир И. С. Рибопьер, сражавшийся в шестой штурмовой колонне генерал-майора М. И. Кутузова.
Х.-Г. Гейслер (1770—1844)
Карабинер 1780 — начала 1790-х годов
Раскрашенная гравюра
Государственный военно-исторический музей А. В. Суворова. Ленинград
Для повышения эффективности в бою русской кавалерии конно-гренадерские роты драгунских полков соединялись в отдельные полки. После отказа от фитильных гранат конно-гренадеры начали называться карабинерами, а конно-гренадерские полки получили наименование карабинерных.
По покрою мундиров и их расцветке, а также по снаряжению и вооружению эти полки напоминали драгунские. Однако, когда драгун переодели в зеленые мундиры, кафтаны карабинеров остались синими с красными лацканами. Во время потемкинской реформы 1780-х годов обмундирование рядовых карабинеров, так же как у армейской пехоты, стало более простым и удобным. Боевые качества русских карабинеров продолжали расти, и часто одно лишь появление русских конников в синих мундирах порождало смятение в неприятельских рядах. Решительный натиск на врага карабинерных полков неоднократно помогал суворовской пехоте одерживать победу над превосходящими силами противника.
Х.-Г. Гейслер (1770—1844)
Бомбардирский офицер гребной флотилии 1780 — начала 1790-х годов
Раскрашенная гравюра
Государственный военно-исторический музей А. В. Суворова. Ленинград 
В русско-турецких войнах второй половины XVIII века взаимодействие сухопутных войск и военно-морских сил приобрело значительно больший, чем прежде, размах. Этому способствовало хорошее оснащение кораблей артиллерийскими орудиями. Корабельные артиллеристы атаковали противника огнем из пушек не только на воде, но и на суше. В ходе подготовки к измаильскому штурму орудия речной флотилии совместно с сухопутной артиллерией вели активный обстрел крепости. Перед началом высадки десанта с речных судов корабельные пушки по требованию Суворова «очищали берега картечью». В числе отличившихся флотских артиллеристов полководец особо отметил заслуги «морской артиллерии капитана 3-го ранга Тимофея Ходакина, который во время бытности под Измаилом... спомоществовал снарядами как на судах, так и на сухопутных батареях в самых сильных канонадах».
Темная фетровая каска с красивым высоким плюмажем и золоченым налобником, ладно скроенный мундир с короткими полами и светлый камзол придавали офицерам-артиллеристам гребных флотилий подтянутый и щеголеватый вид.
Х.-Г. Гейслер (1770—1844)
Офицер Донского казачьего войска 1780 — начала 1790-х годов
Раскрашенная гравюра
Государственный военно-исторический музей А. В. Суворова. Ленинград
Одежда казачьих офицеров как покроем, так и расцветкой мало отличалась от одежды рядовых казаков. Офицерский кафтан обшивался галуном. Обмундирование начальников изготовляли из сукна более высокого качества.
Во второй половине XVIII века казаков все активнее использовали на театре военных действий. Это неминуемо вело к численному росту казачьих формирований. В 1770-х годах офицеров казачьих войск уравняли в чинах с армейскими офицерами. А. В. Суворов высоко оценил отвагу и мужество казаков — участников легендарного штурма крепости Измаил. Из 1386 больших и малых военачальников, отличившихся при штурме Измаила и представленных Суворовым к награде, 564 служили в доблестном Донском казачьем войске. Командир казачьего полка М. И. Платов, проявивший себя еще при штурме турецкой крепости Очаков 6 декабря 1788 года, руководил одной из штурмовых колонн во время атаки Измаила. За личный героизм Платов удостоен ордена св. Георгия IV класса и получил чин бригадира.
Х.-Г. Гейслер (1770—1844)
Донской казак 1780 — начала 1790-х годов
Раскрашенная гравюра
Государственный военно-исторический музей А. В. Суворова. Ленинград
Одежда донских казаков, так же как казаков оренбургских, уральских и астраханских, на протяжении XVIII века оставалась традиционной и не меняла привычного покроя. Она состояла из чекменя — однобортного верхнего кафтана светло-синего цвета без пуговиц, нижнего полукафтана иной расцветки, просторных шаровар, заправленных в мягкие сапоги, а также папахи — меховой шапки с цветным суконным верхом. Подбой верхнего кафтана, верх папахи и кушак изготовлялись из красного материала. Рукава верхнего кафтана, как правило, спереди от плеча до локтей — разрезные. Их можно было надевать на руки или откидывать и завязывать за спиною. Вооружение казака состояло из пики, сабли и ружья без штыка.
Донские казаки принимали активное участие во многих сражениях второй половины XVIII века. А. В. Суворов отмечал особую отвагу, мужество и воинское мастерство рядовых Донского казачьего войска, регулярно представлял их к заслуженным наградам.

Гейслер, Христиан Готфрид Генрих (1770-1844) - немецкий художник работавший в России

Комментариев нет: