вторник, 30 сентября 2008 г.

Работы неизвестных художников XIX века, из набора "Театр пушкинской поры"

История русского театра пушкинской поры, охватывающей первые четыре десятилетия XIX века, значительна и богата событиями. Отечественная война 1812 года, восстание декабристов и последовавшая за ним реакция — основные вехи времени — оказали на нее решающее влияние.
Отношение А. С. Пушкина к театру в этот период было неоднозначным. В послелицейские годы театр для него — «волшебный край». Туда устремлялись каждый вечер современники, друзья, единомышленники, чтобы упоенно насладиться зрелищем, игрой любимых актеров, обменяться мнениями, услышать последние новости. Впечатления тех лет сохранились в душе поэта навсегда.
Театр первых двух десятилетий XIX века и впрямь был замечателен. Он переживал момент бурного подъема, становился общественной необходимостью, приобретал массового зрителя. Спектакли в столицах с начала XIX века шли регулярно, строились новые театральные здания, красивые, каменные, в отличие от старых, деревянных.
На сцене Большого Петербургского театра — того самого, где «неслись» «младые дни» Пушкина,— вперемежку шли оперы, драмы, балеты. Нередко все жанры можно было увидеть в один вечер. Еще в силе были пришедшие из Франции законы классицизма (в России они служили идеям патриотизма и гражданственности), но самые талантливые актеры — Е. С. Семенова, А. С. Яковлев, И. И. Сосницкий, Е. И. Колосова, А. И. Истомина — умели наполнить свое творчество «чувством живым и верным» и не зависеть от навязанной формы.
Если воздействие драматических представлений почти полностью связывалось с исполнением того или иного актера, то балет воспринимался как целостный спектакль, как произведение ведущего балетмейстера и педагога тех лет Ш. Л. Дидло. Проработав до 1801 года в европейских театрах, Дидло обосновался в России и нашел здесь благодатную почву для создания русской национальной балетной школы. «Балеты г. Дидло исполнены живости воображения и прелести необыкновенной»,— писал Пушкин. Исследователи пушкинской поэзии находят следы прямых влияний балетов Дидло на описание некоторых сцен в поэме «Руслан и Людмила» (1820).
В первые десятилетия XIX века заметно поднялась общая культура сценических представлений. Пережив полосу заимствований в XVIII веке, русская сцена теперь превосходила уровень западноевропейского театра. В значительной степени этому способствовала деятельность П. Гонзаго, отдавшего русскому театру свой зрелый талант архитектора и художника.
Художественные идеалы Гонзаго близки пушкинским: естественность, простота, разумность, гармония. «Музыкой для глаз» называл декоратор архитектурные композиции, которые должны, по его мнению, оказывать эмоциональное воздействие и, подобно музыке, находить отклик в душе зрителя.
И все же молодой Пушкин был не просто очарованным зрителем и восторженным завсегдатаем мира кулис. Его ранняя незавершенная статья «Мои замечания об русском театре» (1820) выдает трезвый взгляд поэта на современный театр. Тогда же проявилась его огромная требовательность к театральному искусству, требовательность эта неуклонно росла и намного опередила возможности театра того времени.
В период южной ссылки, тоскуя о театре, Пушкин много размышлял и писал о самом слабом звене русского театра — о драматургии. Но Петербургский театр продолжал жить в нем, наполняя собой «театральные» строфы первой главы «Евгения Онегина».
Театр уж полон; ложи блещут;
Партер и кресла — все кипит;
В райке нетерпеливо плещут,
И, взвившись, занавес шумит...
«Евгений Онегин», глава первая, 1823
Отрыв от живого театра произошел в Михайловском. Здесь, находясь в «строгом уединении», поэт создал трагедию «Борис Годунов». В Михайловском Пушкину открылась другая Россия, неведомая светскому Петербургу, и явственно вырисовался новый герой — народ. Несмущаемый никаким светским влиянием, Шекспиру я подражал в его вольном и широком изображении характеров, в небрежном и простом составлении типов, Карамзину следовал я в светлом развитии происшествий, в летописях старался угадать образ мыслей и язык тогдашнего времени. Источники богатые!» («Наброски предисловия к „Борису Годунову"», 1830). Подлинный историзм диктовал Пушкину новые законы творчества, требовал иного метода отражения жизни в искусстве — реализма, который Пушкин называл «истинным романтизмом».
На постановку «Бориса Годунова» на сцене был наложен цензурный запрет. Но не только в цензуре видел Пушкин «непреодолимые преграды» для народной трагедии: «...для того, чтобы она могла расставить свои подмостки, надобно было бы переменить и ниспровергнуть обычаи, нравы и понятия целых столетий» («О народной драме и драме „Марфа Посадница"», 1830).
Что же происходило с самим театром в эпоху царствования Николая I? После возвращения из ссылки Пушкин застает на сцене засилье мелодрамы с ее чрезмерными бессмысленными страстями, завораживающую роскошью и пышностью обстановки большую волшебную оперу, официозную псевдоисторическую трагедию, пустой развлекательный водевиль — все прогрессивное в драматургии из репертуара изъято. В пестроте авторских имен и названий на афишах использовано и имя Пушкина. В театре идут инсценировки поэм, отдельных его стихотворений. Независимо от воли поэта ставятся многочисленные переделки его произведений разными драматургами, сочинения композиторов, балетмейстеров. Приспосабливая пушкинское творчество к потребностям текущего момента, авторы обедняли поэтический язык, искажали текст, а порой и смысл первоисточника. Но даже в таком виде произведения Пушкина обогатили русский театр: оперу, балет, исполнительское искусство актеров, дали обильную пищу театральным художникам.
Как ни холоден был поэт к театральной практике конца 1820—1830-х годов, как ни чуждо звучали для его слуха фамилии новых артистов, театр не исчезал из круга его интересов. «Дух века требует важных перемен и на сцене драматической»,— писал Пушкин в «Набросках предисловия к „Борису Годунову"». Продолжая разрабатывать тему «судьбы человеческой, судьбы народной», он в своих «Маленьких трагедиях» и в «Сценах из рыцарских времен» до последних лет искал новые формы драмы. Пушкин верил в будущее русского театра и прокладывал пути развития сценическому реализму. А в современном ему театре он видел немногих сподвижников. Это были самые значительные фигуры, гении русского искусства: драматурги А. С. Грибоедов и Н. В. Гоголь, композитор М. И. Глинка, актер М. С. Щепкин. Именно они, создатели бессмертных произведений и сценических образов, пользовались вниманием и поддержкой Пушкина.
С. Меркина

Неизвестный художник (первая половина XIX века).С оригинала Фреми
А. М. Колосова в роли Гермионы в трагедии Ж. Расина «Андромаха». 1821. Гравюра на меди. 26,6X20,6. Государственный центральный театральный музей имени А. А. Бахрушина
Александра Михайловна Колосова, в замужестве Каратыгина (1802—1880), дочь известной танцовщицы Е. И. Колосовой, была близкой знакомой Пушкина. Она дебютировала в Большом Петербургском театре в декабре 1818 года в трагедиях В. А. Озерова. Очевидец шумного успеха юной дебютантки, Пушкин в 1820 году отмечал спад интереса к игре молодой актрисы. «Если Колосова будет менее заниматься флигельадъютантами е. и. в., а более своими ролями; если она исправит свой однообразный напев, резкие вскрикивания и парижский выговор буквы Р, очень приятный в комнате, но неприличный на трагической сцене... если будет подражать не только одному выражению лица Семеновой, но постарается себе присвоить и глубокое ее понятие о своих ролях, то мы можем надеяться иметь со временем истинно хорошую актрису — не только прелестную собой, но и прекрасную умом, искусством и неоспоримым дарованием» («Мои замечания об русском театре»).
В 1830-е годы, уже занявшая видное положение в труппе как исполнительница драматических и комедийных ролей, А. М. Каратыгина вместе с мужем, В. А. Каратыгиным безрезультатно добивались разрешения на постановку в театре сцены у фонтана из «Бориса Годунова».
А. М. Колосова-Каратыгина написала интересные воспоминания о Пушкине.

Неизвестный художник (первая половина XIX века) Портрет И. И. Сосницкого. 1820-е годы Холст, масло. 38,7 X 33,6 Государственный центральный театральный музей имени А. А. Бахрушина
Ивана Ивановича Сосницкого (1794—1871) Пушкин застал в театре, когда тот был одним из основных актеров петербургской труппы, признанным исполнителем амплуа светских молодых повес и преуспевающих любовников. Ученик Ш. Л. Дидло, Сосницкий принес на драматическую сцену развитую культуру движения, а природная склонность к пародированию и имитации позволила ему неузнаваемо разнообразить однотипные роли. Живость и артистичность Сосницкого, владение естественной манерой сценического слова, особенно в стихотворном тексте, сразу расположили к себе Пушкина. В плане задуманной им в 1821 году «Комедии об игроке» главное действующее лицо обозначено фамилией Сосницкого.
Художнику удалось запечатлеть блеск и обаяние молодого актера. С годами Сосницкий стал мастером характерных ролей, отлично играл Городничего в «Ревизоре». В первой постановке «Моцарта и Сальери» (1832) исполнял роль Моцарта.

Неизвестный художник (первая половина XIX века) А. И. Истомина в роли Флоры в балете Ш. Л. Дидло «Зефир и Флора» на музыку К. А. Кавоса. 1825 Холст, масло. 57 X 44,6. Государственный центральный театральный музей имени А. А. Бахрушина
Блистательна, полувоздушна,
Смычку волшебному послушна,
Толпою нимф окружена,
Стоит Истомина; она,
Одной ногой касаясь пола,
Другою медленно кружит,
И вдруг прыжок, и вдруг летит,
Летит, как пух от уст Эола;
То стан совьет, то разовьет,
И быстрой ножкой ножку бьет.
«Евгений Онегин», глава первая, 1823
С начала XIX века под руководством балетмейстеров И. И. Вольберха и особенно Ш. Л. Дидло балетный театр в России достиг высокого развития. Имена учениц Дидло А. И. Истоминой (1799—1848), А. А. Лихутиной, Е. А. Телешовой очень популярны среди членов «Зеленой лампы», постоянно на устах у современной молодежи. Отдавая дань модному поклонению танцовщицам, Пушкин сумел разглядеть особые, отличительные черты русского балета, «душой исполненный полет» талантливых русских балерин.
В 1823 году Истомина исполнила роль Черкешенки в балете Дидло «Кавказский пленник», поставленном на сюжет одноименной поэмы Пушкина. Находясь в то время в Кишиневе, поэт в письме брату живо интересовался судьбой балета и исполнением Истоминой (письмо Л. С. Пушкину от 30 января 1823).

Неизвестный художник (первая половина XIX века) Портрет Я. Г. Брянского. 1824 Бумага, акварель. 14 X 11. Государственный центральный театральный музей имени А. А. Бахрушина
Яков Григорьевич Брянский (1791 —1853) дебютировал на петербургской сцене в 1811 году. Поначалу играл преимущественно комедийные роли, но после смерти трагика А. С. Яковлева в 1817 году стал выступать в его репертуаре.
«Брянский заступил на его место, но не заменил его. Брянский, может быть, благопристойнее, вообще имеет более благородства на сцене, более уважения к публике, тверже знает свои роли, но зато какая холодность! какой однообразный, тяжелый напев!.. Брянский всегда и везде одинаков... Брянский в трагедии никогда никого не тронул, а в комедии не рассмешил». Это суровая оценка Пушкина, высказанная в статье «Мои замечания об русском театре», дает представление о том, как важно, по его мнению, для актера «иметь чувство», «порывы души».
В зрелые годы своего творчества Брянский, умный интеллигентный актер, завоевал популярность как исполнитель драматических ролей, главным образом резонеров.
Брянскому принадлежит заслуга первой постановки в свой бенефис 27 января 1832 года трагедии Пушкина «Моцарт и Сальери», в которой он сыграл роль Сальери.

Неизвестный художник (первая половина XIX века) Большой театр. Москва. 1830-е годы Бумага, акварель. 23,5 X 33 Государственный центральный театральный музей имени А. А. Бахрушина
7 января 1825 года в Москве открылся Большой театр, самое крупное театральное строение в России. Его автор — архитектор О. И. Бове, возглавивший Комиссию для строений Москвы после пожара 1812 года,— сделал монументальное классическое здание Большого театра центром архитектурного ансамбля Театральной площади.
8 сентября 1826 года Пушкин по распоряжению Николая I был доставлен из Михайловского в Москву, а 12 сентября он впервые посетил Большой театр. То было время зенита славы поэта. Едва он вошел в партер, «мгновенно пронесся по всему театру говор, повторивший его имя: все взоры, все внимание обратилось на него... У разъезда толпились около него...» — писал Н. В. Путята. В тот вечер игралась комедия А. А. Шаховского «Аристофан, или Представление комедии „Всадники"» с участием П. С. Мочалова. 28 сентября 1826 года Пушкин снова присутствовал в Большом театре, шла опера Россини «Итальянка в Алжире».
Приезжая в последующие годы в Москву, Пушкин бывал на спектаклях Большого театра.
Но там, где Мельпомены бурной
Протяжный раздается вой,
Где машет мантией мишурной
Она пред хладною толпой,
Где Талия тихонько дремлет
И плескам дружеским не внемлет,
Где Терпсихоре лишь одной
Дивится зритель молодой...
«Евгений Онегин», глава седьмая

Неизвестный художник (первая половина XIX века) П. С. Мочалов в роли Мейнау в комедии А. Коцебу «Ненависть к людям и раскаяние». 1830-е годы Литография. 31,5 X 24. Государственный центральный театральный музей имени А. А. Бахрушина
Великий русский трагический актер Павел Степанович Мочалов (1800—1848) выступал на московской сцене с 1817 года. Его исполнительское искусство, вдохновенное и трепетное, было наполнено пламенным протестом человека против нравственного насилия, приниженности, духовного рабства. Образы, созданные Мочаловым в трагедиях Вольтера, Шекспира, в романтических драмах Шиллера, Дюма и в многочисленных мелодрамах, обретали особую значительность благодаря их глубинной связи с современностью. Его исполнение роли Гамлета в 1837 году в первом русском переводе с подлинника (переводчик Н. А. Полевой) стало откровением для современников и эталоном постижения шекспировского образа на все времена.
Игра Мочалова, каждый раз заново созидающего на сцене человеческий характер, была неровной. По свидетельству зрителей, роль Мейнау в пьесе Коцебу «Ненависть к людям и раскаяние» была особенно любима артистом, он играл ее охотно и часто, и «всегда, не в пример прочим ролям, выполнял ее с удивительным совершенством с начала до конца, как истинный художник»,— писал В. Г. Белинский в 1848 году.
Мочалов играл Гирея в инсценировке А. А. Шаховским поэмы Пушкина «Бахчисарайский фонтан» «Керим-Гирей, крымский хан» (1827), в концертный репертуар Мочалова входили стихотворение «Черная шаль» и поэма «Медный всадник».

Неизвестный художник (первая половина XIX века). Большой Петербургский (Каменный) театр. 1820-е годы. Бумага, акварель. 40X62 Государственный центральный театральный музей имени А. А. Бахрушина
Строительство Большого Петербургского (Каменного) театра велось архитектором Л. Ф. Тишбейном под руководством архитектора фон Брауера с 1775 года. Первое представление состоялось 24 сентября 1783 года. В 1802—1804 годы здание было перестроено Тома де Томоном — у театра появился восьмиколонный портик. После пожара 1811 года восстановление длилось до 1818 года. С этого времени Пушкин и стал его постоянным посетителем.
Спектакли Большого Петербургского театра, имевшего в ту пору блистательную труппу драматических, оперных и балетных актеров, пленили юного Пушкина. Несколько лет спустя, уже находясь в южной ссылке, поэт выразил свое увлечение театром в первой главе «Евгения Онегина». Поэтические строки романа воскрешают атмосферу театра, его внутреннее устройство, репертуар, нравы и обычаи зрительного зала, жизнь и движение окружающей его площади.
Там, там под сению кулис
Младые дни мои неслись.
Мои богини! что вы? где вы?
Внемлите мой печальный глас:
Все те же ль вы? другие ль девы,
Сменив, не заменили вас?

«Евгений Онегин», глава первая, 1823

СМ. ТАКЖЕ:

Брюллов Карл Павлович (1799-1852),из набора "Театр Пушкинской поры"

А.А. Осипов (1770—?), из набора "Театр Пушкинской поры"

Степан Филиппович Галактионов (1779-1854), из набора "Театр Пушкинской поры"

 Андрей Адамович Роллер (1805-1891), из набора "Театр Пушкинской поры"

 Карл Осипович Браун (? —1868), из набора "Театр Пушкинской поры"

 Орест Адамович Кипренский (1783-1836), из набора "Театр Пушкинской поры"

Александр Алексеевич Козлов (1816/18-1884), из набора "Театр Пушкинской поры"

Александр Антонович Риццони (1836-1902), из набора "Театр Пушкинской поры"

Василий Венедиктович Баранов (1792-1836), из набора "Театр пушкинской поры"

 

 

Комментариев нет: