воскресенье, 16 апреля 2017 г.

Рафаэль - «Снятие с креста»

Рафаэль. Снятие с креста. Исполнено в 1507 г.  Холст, масло, 184 х 176 см. Галерея Боргезе, Рим. В коллекции с 1608 г., дар папы Павла V
Из альманаха «Великие музеи мира» №6 «Галерея Боргезе. Рим»:
Это полотно для капеллы Бальони в церкви Сан-Франческо в Перудже было заказано Аталантой Бальони в память о ее сыне Грифоне, убитом в июле 1500 года.
В ночь на 19 марта 1608 года картина была похищена, спущена монахами со стен и подобрана папскими посланцами для передачи в дар папой Павлом V своему племяннику, кардиналу Сципиону Боргезе. Событие вызвало возмущение не только среди наследников Аталанты Бальони, но и во всем городе Перудже, успокоенное папским двором путем трудных переговоров.
В свою очередь, кардинал, чтобы заполнить пустоту, оставленную оригиналом, заказывает копию полотна, в настоящее время утраченную, художнику Ланфранко, и еще одну делает Кавалер дАрпино. Недавно отреставрированное и помещенное в специально выделенном пространстве в зале IX, «Снятие с креста» вновь обрело свежесть и яркие цветовые оттенки Рафаэля. С бледным телом Христа контрастируют переливчатые одежды других персонажей, выполненные в красных, синих и зеленых тонах. Если общая композиционная схема повторяет и развивает композицию «Оплакивания Христа» Перуджино (Флоренция, Палаццо Питти), динамика фигур явственно отсылает к Микеланджело. Мертвый Христос восходит к «Пьете» (Ватикан, собор св. Петра), а фигура женщины, сидящей на полу и поддерживающей лишившуюся чувств Богородицу, имеет характерный для Микеланджело разворот.
Франческа Кастриа Маркетти

Детали:
Между кулисами холмов открывается обширный пейзаж с редкими тонкоствольными кустами - дань учителю Перуджино. 
 На этом фоне недавняя реставрация позволила идентифицировать замок Антоньолла, принадлежавший семье Бальони, стоящий у дороги, ведущей из Перуджи в Умбертиде.

В образе молодого юноши, стоящего спиной и поддерживающего ноги Христа, критики видят изображение юного Грифоне Бальони, приводя в подтверждение реалистичность его лица с развевающимися на ветру волосами по сравнению с абстрактностью, характерной для других фигур, каждая из которых на свой лад выражает благочестие.

На переднем плане натуралистические детали, переданные с фламандской внимательностью. Цветочки «львиного зева» являются символом непрерывности жизни.

Отправить комментарий