вторник, 8 апреля 2014 г.

Павел Александрович Сведомский - «Сцена из французской революции»

Сцена из французской революции
Павел Александрович Сведомский - «Сцена из французской революции»
«Сцена из французской революции» на Яндекс.Фотках

Из журнала «Всемирная иллюстрация» № 1105 – 1890 г.

 На Академической выставке

... Г. Сведомский принадлежит точно также к маленькой школе наших жанристов, разрабатывающих античные сюжеты. На этот раз он дал нам нечто другое: большую картину под названием «Сцена из французской революции» (шайка восставших французских крестьн в 1789 г.). Картина имеет большое достоинство; она изображает аристократку, убитую взбунтовавшимися крестьянами и крестьнками; вдали зарево пожара. Группы превосходны и лица очень выразительны.
 В.Ч. 

См. также:

Сведомский П.А. - «Школа невольниц» 






понедельник, 7 апреля 2014 г.

Французский художник Вильям Адольф Бугро (1825-1905)

Вильям Адольф Бугро - «Амур с бабочкой». Холст, мало. 117 x 168 см. 1888 г.

Из журнала «Всемирная Иллюстрация» №1007- 1888 г.

«Выставка картин современных французских художников»

… Из современных францухских классиков Бугеро блещет в особенности неподражаемым колоритом и изысканной манерностью рисунка, составляющего средину между строгими линиями великих греческих и римских образцов и распутной красотой линий Буше. «Амур с бабочкой» - прелестная голенькая девочка с невероятно свежим розовым телом, грациозно изогнутыми пальчиками руки и с белокурой головкой, только что завитой у парикмахера. Картинка стоит двадцать тысяч франков . …
Вильям Адольф Бугро - «Первое горе». Холст, мало. 252 x 203 см. 1888 г. Национальный музей изобразительных искусств

Из журнала «Всемирная иллюстрация» №1008 1888 г.:

Первое горе
Картина В. Бугеро

Не дальше, как в прошлом номере нашего журнала, по поводу картины В. Бугеро «Амур с бабочкой», бывшей на выставке современных французских художников в Петербурге, было замечено, что этот художник, из всех нынешних французских классиков, «блещет в особенности своим неподражаемым колоритом и изысканной манерой рисунка, составляющего средину между строгими линиями великих мастеров Греции и Рима и сладострастной красотой линий Буше». То же приходится повторить и по поводу его картины «Первое горе», имеющейся в нынешнем парижском салоне. Бугеро – один из самых верных художников тела и пользуется всяким сюжетом, который позволяет ему заняться телом. «Первое горе»! В первый раз мать видит труп своего ребёнка. Какой страшный день, когда в мир вошла эта неизмеримая скорбь! И эта смерть – первая, и эта первая смерть есть – первое убийство. И убийца – это её дитя, другой сын, который. Через своё рождение, через свою жизнь сделал её участницей в своём преступлении, наполняющем её бесконечным ужасом. Как поэтична эта легенда! Родившись в представлении людей, она обладает широтой захвата природы, глубиной детского предчувствия; она является символом вечного чувства и, переходя из возраста в возраст, разрастается, увеличиваясь мало помалу старящийся человеческий опыт. Ева. Плачущая над трупом Авеля, - ведь это скорбь всех матерей. Это – богоматерь у подножия креста, это – все те никому неизвестные женщины, которые в ослеплении горя ропщут на Бога, негодуя, зачем они не могут дать дважды жизнь, хотя и ценой своей собственной смерти.
Этот страшный сюжет Бугеро трактует с присущими ему талантом и хладнокровием. О картине его можно подумать, что это копия с «живой картины», поставленной людьми со вкусом и любителями красивых линий и изящных групп. Она не расстраивает зрителя, она в себе самой заключает объяснение – «Мне так и слышится» - говорит французский художественный критик – «голос лос профессора академии художеств: - Сюжет – смерть Авеля. Небо мрачно; в поле подымается к небу дым; это необходимо по двум причинам: во-первых, потому, что природа должна присоединиться к этому великому горю наступлением мрака; во-вторых, потому что этот мрачный фон оттенит тело и лучше выдвинет главную группу. Как сгруппировать теперь Адама, ему и труп Авеля, не повторяя других прекрасных композиций? Адам сидит на скале; труп Авеля опрокинулся на колени отца, перегнулся и касается головой и ногами земли: такая композиция представляет двойную выгоду – рельефнее покажет в центре композиции. В красивых кривых линиях, блеск обнажённого тела. Адам прижимает к сердцу левую руку свою и наполовину поворачивает голову, для выражения скорби; правой рукой – для обозначения того, что он – муж , он охватывает Еву, прижимая её к себе. Мать, прижавшись к Адаму, закрывает руками лицо, как бы желая оттолкнуть от себя ужасное зрелище: припомните того греческого художника, который писал принесение Ифигении в жертву Диане – вот голова Агамемнона. Заметьте, наконец, ка различны по своему тону все три тела, сообразно из полу и возрасту, и как вся композиция «пирамидальна», удовлетворяя закону. Ничто здесь не предоставлено случаю. Всё сделано умышленно, всё предвидено – и всё так и перешло на полотно. Но искусство – не то, что это знание. Рисунок без движения – это не больше и не меньше, как простая каллиграфия. Конечно, вкус необходим; но роль его в живописи заключается лишь в том, чтобы не позволять чувству, страсти выходить за известные пределы; но можно ли говорить о пределах, если налицо нет того явления, вещества, которому нужно было бы поставить пределы? В каждом истинно художественном произведении – какая-то особая прелесть, совершенно ускользающая от анализа. – «Истинная красота, - сказал один греческий философ, - это скорее то, что сама соразмерность; истинна красота – нечто особое, облекающее всё прелестью и вселяющее любовь во всех, кто жаждет её».
Кроме картины «Первое горе», Бугеро выставил ещё другую – «Купальщицу», белое и розовое тело которой выделяется на фоне зелени. Движение прекрасно, все линии превосходны, всё тело дышит прелестью и нежной страстью.

Вильям Адольф Бугро - «Купальщица». Холст, мало.95 x 190,5 см. Музей-Театр Сальвадора Дали

воскресенье, 6 апреля 2014 г.

Поль Мерварт (1855-1902) - «Сара»

Поль Мерварт (1855-1902) - «Сара» (сегодня эта картина экспонируется во Львовской картинной галерее под названием «Потоп» или «Девкалион, держащий свою жену»

Из журнала «Всемирная иллюстрация» № 989 за 1888 год:

Сара
(Картина П. Мерварта)

Сюжет картины, снимок с которой помещён в настоящем номера «Всемирной Иллюстрации», заимствован художником из произведения Альфреда де Вивьи «Lе Deluge» (Потоп). В отрывке, послужившем канвой для представленной здесь потрясающей сцены говорится следующее:
«То был последний крик последнего из людей. Долго поддерживал он, подняв руки над прибывающей водой, Сару, преследуемую волнами; но когда он потерял свою силу вместе с жизнью, мир был наполнен только небом и морм, всё совершилось и тогда засияла радуга».
Мотивом для стихотворения «Lе Deluge» послужил стих 2 главы VI книги Бытия, где сказано, что дети божьи прельщались прекрасными дочерьми человеческими и выбирали из них себе жён. Пастух Эммануиль, сын ангела, полюбил Сару, дочь человеческую. Им было обещано спасение от потопа, если они решаться на разлуку, но юная чета предпочла умереть вместе. Они бежали на вершину горы Арарат и здесь, как повествует стихотворение, сделались жертвой наводнения.
Эта картина наделал много шума в художественном мире, появившись на выставке в парижском салоне несколько лет тому назад; потом её возили по всей Европе и, наконец, она была приобретена графом Пиром, казнохранителем австрийского императора. В картине замечательны: жизненность группы, полная захватывающего драматизма, необыкновенно натуральное изображение морских волн и превосходная техника письма. Художник изучал эффекты морских видов на острове Джерсее. Этому первому произведению Мерварт обязан своей славой. Учился он в парижской школе изящных искусств. После «Сары» им были написаны картины: «Последний сон осуждённой», «одалиска после купания», «Моисей-мститель». Молодой живописец известен также, как талантливый портретист. Портрет поэтессы Аккерман его работы, показывался прошлым летом в Берлине. В недавнее время Мерварт написал новую картину – «Вакханка», которая считается его лучшим произведением. 



суббота, 5 апреля 2014 г.

Сведомский П.А. - «Школа невольниц»

Сведомский П.А. - «Школа невольниц» (другое название - «В гареме»)

Из журнала «Всемирная иллюстрация» № 1086-1889 г.:

«Школа невольниц»
Картина г. Сведомского

Картины из античной жизни составляют одно из украшений русской школы живописи. Одним из первых русских художников, начавших разрабатывать этот жанр, был, если не ошибаемся г. Семирадский, которого «Фрина». Выставленная прошлой зимой в залах академии художеств, произвела сильное впечатление на перербургскую публику, подобно другой картине того же художника «Светочи христианства», с которой Петербург познакомился лет двенадцать тому назад. С тех пор мода на картины из античной жизни стала быстро расти как среди русских художников, так и среди русской образованной публики. У г. Семирадского явились подражатели и последователи, между которыми, на первом плане, следует указать на гг. Бакаловича и Сведомского.
Г. Сведомский в этом особенном жанре живописи скоро завоевал себе лестную известность. Талантливый художник почти исключительно разрабатывает этот род. Помещаемая в настоящем номере его картина «Школа невольниц» представляет один из лучших образчиков этого рода живописи. Кроме композиции, талант г. Сведомского отличается красивыми рисунками и чудесным колоритом. В этом отношении он может поспорить не только с г. Бакаловичем, но также и с г. Семирадским.


См. также:

Павел Александрович Сведомский (1849 — 1904)


пятница, 4 апреля 2014 г.

Альберт Людовичи Младший (1852-1932) - "Урок вышивки"

Albert Ludovici, Jun. (1852-1932). The embroidery lesson. oil on panel. 43.2 x 35.3 cm. 1876 - Альберт Людовичи Младший (1852-1932). Урок вышивки. Дерево, масло. 43,2 х 35,3 см. Исполнено в 1876 году
Вышивка - особый вид искусства, который доступен многим. Исполненный с помощью иголки и ниток рисунок или узор  смотрится на стене квартиры не хуже репродукции любой картины. Понятное дело, что оформление сделанной вышивки в соответствующую рамку требует определённых профессиональных навыков. Если вышивка представляет определённую художественную или является семейной реликвией, то лучше по этому вопросу обратиться к тем, кто занимается оформлением вышивок. Например в студию "Артмодерн", мастера которой, не повреждая нить и ткань, профессионально натянут вышивку на жёсткую основу, подберут паспарту нужного оттенка и гармонирующий с рисунком багет и защитят вышивку специальным антибликовым стеклом. Оформленные должным образом вышивки долгие годы сохраняют свой вид, как помещённая ниже, японская вышивка с головой льва, которой уже более 150 лет.

 A Japanese Embroidery. Meiji period (late 19th century). Worked in fine silk threads with a lion's head - Японская вышивка периода Мэйдзи (19 век). Шёл.

четверг, 3 апреля 2014 г.

Австрийский художник Маттиас Шмид (Matthias Schmid)

Австрийский художник Маттиас Шмид (1835-1923)- Искатель упавшего сокровища.


Из журнала «Всемирная иллюстрация» № 831-1885 г.:
 
 
Посмотреть на Яндекс.Фотках

 
Посмотреть на Яндекс.Фотках
Из журнала «Всемирная иллюстрация» № 1041-1889 г.

Приход пожарной комиссии
Картина М. Шмида
Мастерская художника. Хозяин её – молодой человек – уже давно испробовал свои силы на разных сюжетах, не один раз выставлял произведения свои на выставках. Критики и любители живописи отзывались о нём хорошо и картины его продавались недурно. Но этого мало было художнику: ему хотелось славы; он желал, чтобы его имя гремело всюду, чтобы перед его работами, как очарованные, останавливались зрители, не в силах отвести глаз от картины. И вот он задумал новую вещь – большую картину мифологического содержания: главная фигура её будет Венера – богиня любви; вокруг группами разместятся нимфы и другие божества, воздавая Венере должные почести. План готов, приглашена натурщица и работа закипела. В один прекрасный день – картина была почти готова, оставалось ещё несколько сеансов, чтобы закончить его, а там она отправится на выставку, чтобы окружить имя её творца ярким ореолом славы. Натурщица, в крайне декольтированном костюме, какого требовал сюжет картины, полулежит в надлежащей позе; лихорадочно работает рука художника, отделывая тело Венеры… Вдруг – в дверь послышался стук и через порог мастерской перешагнули три человеческие фигуры, резко отличающиеся свой внешностью от всей обстановки художественного приюта: это пришла особая пожарная комиссия, назначенная для осмотра всех жилых помещений, чтобы убедиться, насколько город обеспечен в пожарном отношении от опасности огня. Войдя в мастерскую, члены комиссии остолбенели от изумления: такой неожиданной была представившаяся им картина. Вместо осмотра печей. Каменщик, плотник и трубочист в своей форме, искоса поглядывая на натурщицу, переминались с ноги на ногу, не зная, что делать. Да и где уже тут думать о печах, если у честных ремесленников все мысли в голове перепутались?.. Счастье ещё, что натурщица быстро схватила лежавшее возле неё покрывало и закуталась в него с головы до ног; только тогда опомнились они, робко подошли к художнику, объяснили ему причину своего появления. Кое-как произвели осмотр – и ушли, постоянно оборачиваясь и поглядывая на мольберт и на модель картины. Долго не забудут они этого посещения! ...

вторник, 1 апреля 2014 г.

Георгиос Якобидес (Γεώργιος Ιακωβίδης) ( (1853 - 1932)

Посмотреть на Яндекс.Фотках
Из журнала «Всемирная иллюстрация» №1027-1888 г.

«Яблоко раздора»
Картина Г. Якобинеса
Немецкое искусство уже с давних пор отводит выдающееся место воспроизведению семейной жизни,– в особенности же её тёплых, хороших сторон, – равно как и воспроизведению детских образов и их маленького царства; нынешняя международная юбилейная художественная выставка в Мюнхене показывает нам, что немецкие художники, берущие на себя такие задачи, с успехом преодолевают все представляющиеся им препятствия и дают нам прелестные вещи. Конечно, ни один из них не в силах заместить в этом отношении Л.Кнауса, восхитительная картина которого «Детский праздник» никогда не изгладится из памяти всех, кому удалось её видеть; тем не менее, превосходные детские типы Клауса Мейера, графа Калькрейта, Габля, Иглера, Шпицера, М. Шефера, К. Блоса и многих других художников блестящим образом доказывают нам, – как легко, как искренне-глубоко, с какой тонкой наблюдательностью и с каким чувством немецкий жанрист умеет схватить разные эпизоды из жизни детей и перенести их на полотно, без всякого следа той аффектации и серьёзничания, какими нередко страдают французские художники, и вовсе не впадая в карикатуру, что особенно замечается у многих итальянских жанристов, берущих сюжеты для картин своих из детской жизни.
К числу выдающихся мастеров в этой области принадлежит и Г. Якобидес, мюнхенский художник. Автор помещаемой в этом № нашего журнала картиры «Яблоко раздора», которая вместе с другой картиной того же художника, поставлена на Мюнхенской выставке.
Младший член семейства, состоящего, кроме родителей, из четырёх ребят, оставленный за отсутствием родителей – принадлежащих, очевидно, к рабочему классу – на попечение бабушки, весьма энергично вцепился обоими маленькими кулачками в белокурые волосы своей старшей сестрёнки, и только благодаря вмешательству старушки бедная девочка успела высвободить свою причёску от такого чувствительного обращения с ней маленького деспота. Два старший члена семейства фигурируют в качестве публики этого в высшей степени интересного зрелища и строго соблюдают тот нейтралитет, который так благодетельно раздражает нервы непричастных к делу зрителей. Предметом спора на этот раз является буквально «яблоко раздора», на которое посягает маленький деспот таким способом, несовсем обыкновенным в области высшей политики. В то время как подвергшаяся нападению сестрёнка может сохранить свою собственность лишь с чувствительной жертвой для своей головы, – не участвующие в споре дети совершенно спокойно следят за ходом дела: ведь они уже получили свою долю с подноса и успели припрятать её в сохранное местечко. Тонкая наблюдательность, выражение лиц, обстановка картины, её безыскусственная простота и поразительная правда, блестящая техника, с какой художник выполнил свою задачу – всё это сразу показывает большого художника и не нуждается в поощрительных похвалах.
Георгий Якобидес – уроженец острова Лесбоса; он родился в 1853 году, начал серьёзные занятия живописью в 1871 году, в Афинской академии, под руководством знаменитого Литраса, и художественное образование своё закончил в Мюнхенской академии, где выбрал преподавателями Л.Лёфца и Габриэля Макса. Художник первыми же своими большими картинами обратил на себя серьёзное внимание критики и публики и необманул возлагавшихся на него ожиданий.


Вообще-то, Георгиос Якобидес (Γεώργιος Ιακωβίδης) ( (1853 - 1932) греческий художник, хотя и работал в Германии. Он ведь не только родился на греческом острове, но и учился живописи в Афинах, да и название картины - "Яблоко раздора", имеет явный греческий подтекст. В Греции весьма чтят его творчество. В этом можно убедиться, вовремя туристической поездки  или купив недвижимость на Кипре, что, кстати весьма выгодно. 
Мать и дитя

Детский концерт. 1894

Детский концерт. 1900

Курильщик. 1887

Маленький курильщик. 1886

Первые шаги. 1892

Холодное купание. 1898

Орест да Молин (1856-1921)

Орест да Молин (1856-1921). Автопортрет

Орест да Молин (1856-1921). В парикмахерской. 1880 г. Холст, масло. 50х89 см

Орест да Молин (1856-1921). Il barbiere rusticano. 1886 г. Холст, масло 88x113 см
Посмотреть на Яндекс.Фотках

Из журнала «Всемирная Иллюстрация» №1025-1888 год:

Голодные и сытые
Две картины О. да Молина

Да Молин – довольно известный современный венецианский художник, по преимуществу изображающий жанровые сцены и не лишённый изрядной доли сатирического в своём выдающемся таланте. У него лёгкая кисть и всегда хорошо придуманный и продуманный сюжет; он любит яркие краски, и его произведения исполнены жизни и движения. Он не в первый раз выступает перед публикой художественных выставок. Его последние картины «Голодные» и «Сытые», снимок с которых помещён на стр. 201 этого № «Всем. Илл.», - живая сатира, соль которой ясно проступает при сопоставлении двух картин; но художник не придал естественному контрасту между баловнями фортуны и её пасынками той резскости, которая могла бы вызвать слишком удручающее впечатление в душе зрителя.