среда, 10 октября 2007 г.

Боровиковский Владимир Лукич.

БОРОВИКОВСКИЙ (БОРОВИК) Владимир Лукич [24 июля (4 августа) 1757, Миргород — 6 (18) апреля 1825, Санкт-Петербург], российский художник. По происхождению украинец. Один из лучших портретистов славянского века Просвещения.
Родился в казачьей семье. Первоначальное художественное образование получил у отца-иконописца. Пройдя воинскую службу, занимался религиозной живописью в традициях украинского барокко [«Богоматерь с младенцем» (вероятно, из икон для миргородской Троицкой церкви), 1784, Музей украинского искусства, Киев]. В 1787 написал аллегорические композиции для торжественного оформления пути Екатерины II в Крым (не сохранились), после чего переселился в Санкт-Петербург, где был принят в доме Н. А. Львова; сблизился с выдающимися интеллектуалами того времени (помимо самого Львова, с В. В. Капнистом, Г. Р. Державиным, Н. И. Хемницером). Совершенствует мастерство, с 1792 занимаясь у австрийского живописца И. Б. Лампи-отца и пользуясь советами Д. Г. Левицкого.
Активно претворяет опыт барочного искусства в религиозных заказах (живопись иконостасов Борисоглебского собора в Торжке, 1790-92, и Иосифовского собора в Могилеве, 1793-94; сохранилась лишь частично). В ранний петербургский период создает много миниатюрных портретов, обычно написанных маслом, но подражающих эмалевой живописи («В. В. Капнист», начало 1790-х, Русский музей), а также малоформатных портретных картинок, близких по стилю к миниатюре («Г. Р. Державин», 1795; «Торжковская крестьянка Христинья», ок. 1795; обе — Третьяковская галерея).
Характерная для этих образов лирическая задушевность, внимание к частной, «естественной» жизни человека свойственны и некоторым парадным его портретам (прежде всего, знаменитому портрету Екатерины II (1794, Третьяковская галерея), изображенной в домашнем платье на прогулке в царскосельском парке). Переливчатые, нежные цветовые гаммы органично связывают фигуры с пейзажным фоном. Кисть мастера не столько заостряет индивидуальные черты, сколько отмечает общие свойства просветленной, облагороженной человеческой натуры, благодаря чему большинство его персонажей, в особенности женских, кажется связанным неким фамильным родством. Среди типичных работ этого периода — портреты Н. И. Куракиной (1795), Е. Н. Арсеньевой (1796, оба — Русский музей), М. И. Лопухиной (1797, Третьяковская галерея). Хрупкая, мечтательная красота последнего портрета век спустя вдохновила Я. П. Полонского («Она давно прошла — и нет уже тех глаз,/ И той улыбки нет, что молча выражали/ Страданье — тень любви, и мысли — тень печали.../ Но красоту ее Боровиковский спас («К портрету М. И.Лопухиной», 1885).
Даже в более официозных образах Боровиковского живописная риторика предстает не блеском тщеславия, но выражением человеческого достоинства как такового; примером может служить портрет А. Б. Куракина (1801-02, Третьяковская галерея), в жизни чваного «павлина», как его звали современники. К числу самых эффектных работ мастера принадлежит портрет Павла I в коронационном одеянии (1800, Русский музей). Активное, героическое начало, предвосхищающее романтизм, четко проступает в портрете генерала Ф. А. Боровского (1799, там же). Прежняя воздушная дымка уступает более контрастным цветовым созвучиям в картине «Сестры А. Г. и В. Г. Гагарины» (1802); возрастает волевая собранность характеров («Неизвестная в тюрбане» (возможно, писательница Ж. де Сталь, 1812; оба — в Третьяковской галерее). В 1810-х годах Боровиковский пишет все больше групповых портретов, сводящих воедино разные поколения («А. И. Безбородко с дочерьми», 1803, Русский музей). В 1804-11 создает ряд колористически напряженных религиозных образов для Казанского собора в Санкт-Петербурге. Напротив, в поздних светских работах проявляется жесткость, суховатая педантичность манеры.
В поздний период Боровиковский активно занимается преподаванием, организовав у себя дома нечто вроде частной школы (среди его учеников был А. Г. Венецианов).

Портрет В.И. Арсеньевой. 1790-е годы. Государственный Русский музей Санкт-Петербург.
Принадлежит к числу наиболее пленительных созданий кисти Боровиковского. Хотя в нем чувствуются отзвуки влияния рококо, жизненная правда в изображении модели выводит его за рамки этого стиля и является не только частной особенностью, но и отличительной чертой всей русской школы портрета 18 века. На картине представлена не светская дама, а живая веселая девушка с чуть вздернутым носиком, в кокетливой соломенной шляпке, которую она украсила колосьями, с очаровательной грацией движения, задорным взгядом и насмешливой улыбкой. Образ Арсеньевой, как и многие другие в творчестве Боровиковского, отвечает представлениям поэтического идеала того времени. простота костюма, естественная живость позы, мотив природы, гармонически связанный с образом юной женщины, призваны характеризовать непосредственность ее здоровой натуры. Своенравие кокетства сочетается в ней с добротой, чуть насмешливое высокомерие с приветливостью и жизнерадостностью. В этом соединении разнообразных черт ее характера с особым проникновенным лиризмом и душевной теплотой отношения художника к своей модели кроется необыкновенное очарование портрета. Ощещение нежности ее облика усиливается благодаря жемчужно-серым, голубоватым и розовым тонам колорита и легкой пепельной дымке, скрадывающей четкость очертаний и придающей всему изображению оттенок мечтательной поэтичности.
Портрет М.И. Лопухиной. 1797 г. Государственная Третьяковская галерея. Москва
Портрет С.С. Кушникова. Холст, масло. 74*61. Картинная галерея Ивановского областного краеведческого музея.
Портрет Завадовской. Краснодарский художественный музей им. А.В. Луначарского
Портрет сестер Гагариных. 1802 г. Государственная Третьяковская галерея
Портрет офицера Новосильцева. 1814 г. Орловская областная картинная галерея.
Портрет О.К. Филипповой. 1790-е годы. Государственный Русский музей Санкт-Петербург.
Портрет Е.А. Нарышкиной. 1799 г. Государственная Третьяковская галерея.
Отправить комментарий