суббота, 12 января 2008 г.

Борис Михайлович Кустодиев (продолжение)

ИЗВОЗЧИК В ТРАКТИРЕ. 1920 г. 
 Весь век в пути, и вот короткая передышка. Чай с баранками в придорожном трактире. А за окном уже ждут лошади, ждет дорога. Извозчик грустит. О чем задумался, детина? О том ли, что дома заждалась, истосковалась жена? О том ли, что бесконечно долог путь и унизительно обращение сытых седоков, и тупы шутки пьяных купчиков?

КУПЧИХА НА ПРОГУЛКЕ. 1920 г. 
 Лишь издали осмеливаются любоваться дородной красотой купеческой матроны. У этой уездной властительницы королевская осанка. Но предметом поклонения оказываются не только румяные щеки и пышная фигура, а еще и кошель, полный монет, лавка, полная товаров, сундуки, полные добра.
СУНДУЧНИК. 1920 г. 
Тут ему на рынке и стол и дом. И эти сундуки, предназначенные для чужого добра, помогут ему наполнить его собственный. Так он и сидит целый день, степенный и прижимистый стяжатель.
КУПЕЦ. 1920 г.
 Уверенно оперся он руками о колени, уверенно выставлен вперед обтянутый белым жилетом живот, увешанный золотыми цепочками и ключами, уверенно глядит острый и спокойный глаз хищника из-под изогнутой купеческой брови.
БУЛОЧНИК. 1920 г. 
 У веселого владельца кондитерской лавки и залихватских усиков дела, по-видимому, идут хорошо. Румяный и свежий, как собственные изделия, этот франтоватый торговец оказывается лучшей рекламой для своего заведения. Этакая олицетворенная торговля кренделями и кулебяками.
ТРАКТИРЩИК. 1920 г.
 В размерах сравнится со своим самоваром. Руки скрыты стойкой, у него есть основания прятать свои паучьи лапы, в которых билась не одна заблудшая душа. Разбойничий взгляд, алчное лицо подсказывают определения «мироед», «кровопийца».
ТАТАРИН-ТОРГОВЕЦ. 1920 г. 
 Такие живописные фигуры часто попадались на улочках провинциальных городов в те времена, когда не было ни универсальных магазинов, ни автотранспортных контор по перевозкам. Гортанная речь, быстрый взгляд раскосых глаз, а на плече — ковры, пленяющие провинциалок восточной роскошью расцветок
ЖИВОПИСЕЦ ВЫВЕСОК. 1920 г. 
Краснеет нос от холода и оттого, что по вечерам его владелец засиживается в трактире, предавая забвению бесприютную нищету. А он все рисует аппетитную снедь, желтые сыры и красные колбасы, такие, что хочется иногда отложить кисть и протянуть к ним руку.
ПОЛОВОЙ. 1920 г. 
 Это сама услужливость — готов по первому зову посетителя; сама стремительность — развеваются на ходу кисти от пояса нарядной рубахи, развевается рушник, развевается щегольской чуб; сама ловкость — три чайника в одной руке. Этот бравый парень — совершенное воплощение лакейских добродетелей.
СТРАННИК. 1920 г. 
 Сколько их было таких, вымерявших ногами всю Русь в поисках «божьей правды»! Нашел ли ее этот? Вот он сидит, усталый плешивый слепец с таким же смутным ликом, как у Спаса на иконе. За спиной неведомый его глазам простор, а перед ним лукошко, в которое падают медяки — дань его убогой праведности.
КАРУСЕЛЬ. 1920г. 
 На рисунке только одна пара, выхваченная на миг из праздничной сутолоки. Но по виду лихого гармониста и девушки, приникшей к его крепким плечам, можно угадать все остальное: пеструю толпу, балаганы, и коней, которых держат цыгане, и гроздья воздушных шаров, и раскрасневшихся хмельных парней. Все — праздник, все — карусель. Этим молодым людям еще неведомы ни кинотеатры, ни дворцы культуры, но они привлекательны и для современного зрителя потому, что художник запечатлел извечные свойства русской души: удаль и жизнерадостность.ь
ЛИХАЧ. 1920 г. 
 А этот не тужит. Кто, в самом деле, не сядет к такому молодцу, к такому бравому, белозубому, разлюбезному кучеру? Сани удобны, под медвежьей полостью тепло, блестит след от полозьев, блестят маковки приближающихся церквей. Но в этой жизнерадостности есть профессиональный расчет. За радушную улыбку будет хорошо заплачено. Расщедрится какой-нибудь толстосум, завороженный быстрой ездой, и даст лишний рубль.
В ложе. Государственная Третьяковская галерея
Чаепитие. Государственная Третьяковская галерея
Чаепитие
Эскиз декорации к 4 акту драмы Островского А.Н. "Гроза" 1918 г. Холст, масло. 64,5х87,5 см.
Букет полевых цветов в вазе
Берендеева слобода. Эскиз декорации к опере Н.А. Римского-Корсакова "Снегурочка". Государственный Центральный театральный музей им. А.А. Бахрушина
Масленица. 1919 г. Музей-квартира И.И.Бродского.
Осень. Рисунок карандашом. 1919 г. Государственный Русский музей
Демонстрация путиловских рабочих в 1905 году. Рисунок. Государственный музей Революции СССР

Отправить комментарий