четверг, 1 ноября 2007 г.

Кузьма Сергеевич Петров-Водкин

Кузьма Сергеевич Петров-Водкин родился в 1878 году на Волге, недалеко от Саратова, в семье мастерового. Художественное образование он получил в Московском училище живописи, ваяния и зодчества под руководством В. А. Серова.
В художественную жизнь живописец вступает в начале 1910-х годов, в эпоху острого кризиса мирового искусства, ломки старых форм, зарождения и формирования нового реализма XX века. Сложность художественной и общественной жизни нашла свое отражение в трудном, противоречивом процессе становления Петрова-Водкина как художника. Романтическое стремление противопоставить прозе и скудности жизни мир прекрасной и гармонической живописи, идеал совершенной красоты человека осложняется у Петрова-Водкина острым чувством драматизма жизни. В его ранних работах видны следы разноречивых влияний и поисков. Художник ярко эмоциональный, но в то же время склонный к размышлению и теории, он внимательно изучал европейскую и русскую живопись и искал свой собственный, оригинальный и современный стиль.
Картина «Купание красного коня» была важным этапом его пути и принесла художнику известность. Бытовую жанровую сценку, увиденную в жизни, с монументальной определенностью преобразовывает Петров-Водкин в красочную праздничную картину, заставляя вспомнить художественное завещание В. А. Серова. В ярком радостно-тревожном горении огромного, распластанного по холсту тела красного коня мы узнаем предельную цветовую экспрессию древнерусской иконы, ее открыто эмоциональное, образное использование цвета. Остановленное на холсте мгновение приобретает сложный символический смысл. Но в этой вместительности и многоплановости символического образа есть и большая эмоциональная точность. Стройное, солнечное тело мальчика, торжественная поступь коня внушают нам представление о наступлении, приближении светлого, доброго начала. Картина пронизана острым чувством ожидания, этой главной темой всего русского символизма. В картине «Девушки на Волге» художник не выходит за границы обычной жанровой сцены, не переводит событие в символический план, но, предельно очищая изображение от всего случайного, выделяет художественно существенное. Сцена превращается на полотне в красочное, ритмичное зрелище. Напевное, хороводное начало движений и линий сочетается здесь с изысканной, сложной гармонией чистых локальных цветов. Неуловимо присутствует в картине аромат итальянского кватроченто, столь любимого живописцем.
Одной из самых лирических тем творчества Петрова-Водкина была тема материнства. В картине 1915 года юная русская крестьянка-мать полна совершенства. Искусно соединены полновесная пластичность объемов и плоскостность декоративных локальных пятен цвета. Усиливая перспективное сокращение окна и некоторых других деталей, художник укрупняет, монументализирует фигуру женщины и одновременно вводит мотив беспокойной настороженности, как бы предчувствие недолговечности материнского счастья. К концу 1910-х годов все чаще живые, неповторимые детали окружающего мира привлекают внимание художника. Растет его интерес к натюрморту и портрету. Но все обилие живых впечатлений проходит через горнило уже найденного художником собственного, глубоко индивидуального стиля. В натюрмортах Петров-Водкин стремится передать на полотне ощущение природной закономерности форм и окраски отдельных предметов, всеобщей связи явлений. В живописи натюрмортов художник соединяет предельную вещность одних деталей с открытой декоративностью других. Используя своеобразные приемы перспективы, с огромной эмоциональной убедительностью передает он на холстах свое ощущение жизни — вечное движение мира, динамичность природы. В натюрмортах Петрова-Водкина совершенный в своей природной гармонии мир предметов окрашен сложнейшей, разнообразной гаммой человеческих чувств и эмоций. Здесь и радостное открытие мира, и светлая грусть, и раздумье, и тревога... Картины естественного целесообразного мира предметных форм превращаются в живое свидетельство человеческой жизни. «1918 год в Петрограде»— первое произведение, непосредственно связанное с темой революции. Картина эта необычайно тонко соединяет в себе детальный рассказ о жизни города той поры с философским, обобщенным, символическим образом матери. Из этой неразрывной связи повествовательности с символическим обобщением рождается у нас ощущение общечеловеческой значимости событий русской революции. Работы, написанные в 1921 году в Самарканде, наполнены светлым лирическим чувством. Мечтательный и таинственный Восток, мир древних развалин и юной жизни — такими предстают перед нами окрестности Самарканда («Шах-Зинда»). Приглушена и тонко сгармонирована цветовая гамма: золотые пески, постоянная голубизна неба — почти физическое ощущение тишины. Вертикальные оси пейзажа слегка непараллельны; возникает ощущение неторопливого, плавного движения, как бы течения веков — настроение мечтательной созерцательности и эпического растворения в потоке жизни.
В огромном сложном и прекрасном мире природы самым совершенным предметом считал Петров-Водкин человеческое лицо. Строга и предельно проста композиция лучших его портретов: только человеческое лицо и фон как цветовой и эмоциональный аккомпанемент характеру. Сурова и напряженна пластика головы и лица в «Автопортрете» 1918 года. Как грандиозные сферы, сталкиваются плоскости фона, и возникает образ человека, живущего в мире больших событий, напряженно вглядывающегося в них, остро прислушивающегося к музыке времени.
В портрете А. А. Ахматовой строгой чеканной лепкой форм живописец подчеркнул классическую ясность и строгость прекрасного лица. Цвет фона создает особую атмосферу возвышенного душевного мира поэтессы. В портретах Петров-Водкин не стремится к сложному психологическому анализу индивидуальности, он пишет наиболее существенные черты человеческой личности, ее свободное и спокойное общение с миром. Из такой концепции портрета естественно и легко рождаются образы-типы, подобные «Работнице» и героям жанровых картин середины 20-х годов. На примере картины «За самоваром» мы видим, как чистый, светлый, но сложный и многогранный в своей сущности мир, уже созданный в натюрмортах предыдущих лет, как бы дополнился человеческими характерами и отношениями.
Ярко и отчетливо проявляется искусство Петрова-Водкина в изображении героических событий революции. Привлекает особое внимание умение художника передать время во всех сложных, порой трагических его аспектах. Сила драматизма проявляет себя и в цветовой напряженности, и в особом строе композиции. В картине «Смерть комиссара» важным приемом становится особая трактовка пространства. Изображение героической гибели комиссара зрительно и эмоционально слито с пейзажем, с образом широких просторов родной земли. Понимание земли как планеты возвышает событие, придает ему тот вселенский смысл, к которому стремился художник. В этой картине находят свое разрешение сложные художественные задачи Петрова-Водкина: стремление в самой живописной форме раскрыть переживания героя. Происходит как бы совмещение двух планов. Восприятие умирающего— запрокинутая чаша земли; «падающие» фигуры солдат, особая легкость в окраске сверкающего переливающегося мира — сопоставляется с тем, что воспринимают автор и зритель: приближенная к переднему краю, налитая смертельной тяжестью фигура комиссара, траурная гамма его одежды, предельное ощущение реальности.
Яркое, диссонансное звучание цвета, динамичность в сочетании цветовых плоскостей рождают ощущение глубочайшего драматизма в картине «1919 год. Тревога». Всеми средствами Петров-Водкин стремится дать представление о сложном конфликтном ходе истории, о напряженности событий революции, так глубоко и лично пережитой художником. Один из крупнейших советских мастеров старшего поколения, Петров-Водкин своим искусством открывает важное и интересное направление нашей живописи — путь героического и романтического переживания современности.
Н. Адаскина
Розовый натюрморт. 1918 г. Холст, масло. 58х71. Государственная Третьяковская галерея
Черемуха в стакане. 1932 г. Холст, масло. 72х60. Государственный Русский музей
Девушки на Волге. 1915 г. Государственная Третьяковская галерея
Мать. Этюд к картине. 1913 г. Государственный Русский музей
Утренний натюрморт. 1918 г. Холст, масло. 66х88. Государственный русский музей


Отправить комментарий